Хорошее кино
Хорошее кино
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я | Весь список
Мария Гавриловна Савина

 Великая русская актриса М.Г. Савина родилась 30 марта (11 апреля) 1854 года в городе Каменец-Подольске в семье учителя Г.Н. Подраменцева, который впоследствии стал посредственным провинциальным актером и выступал под сценическим псевдонимом Стремлянов. Этот же псевдоним использовала и ее мать, также актриса, М.П. Подраменцева (Стремлянова). 


Театр вошел в жизнь Марии Савиной очень рано – уже с семи лет ее начали занимать в спектаклях. Иногда ей приходилось играть роль девочки, а иногда она изображала мальчика. Маша училась в гимназии в Одессе, а в 1869 году, в 15 лет, стала профессиональной актрисой, дебютировав на сцене в Минске, в пьесе “Бедовая бабушка”. С тех пор она уже регулярно выходила на театральную сцену и использовала тот же самый псевдоним ее родителей – Стремлянова. Мария играла с все возраставшим успехом в Харькове, а уже через год она вышла замуж за актера Н.Н. Савина (его настоящая фамилия – Славич) и выступала под его фамилией в Калуге, куда поехала вслед за мужем. Через несколько лет Савина будет символом театрального Петербурга, а пока она покоряла провинцию – эти пять лет стали временем творческого становления молодой актрисы, труднейшего поиска сценического лица, а также ожесточенной борьбы за свое человеческое достоинство, мало ценившееся в той среде. Одесса, Смоленск, Бобруйск, Гомель, Минск, Нежин, Харьков, Калуга, Орел, Саратов, Казань, Нижний Новгород – города скитаний будущей премьерши театральной столицы. В своих мемуарах "Горести и скитания" (1883) Савина поведала о своих скитаниях по провинциальным сценам, о встречах с артистами, заменившими ей театральную школу, среди которых наибольшее влияние на нее оказали А.И. Шуберт и П.М. Медведев, самый серьезный и культурный антрепренер тех лет. В его труппе, приобретя подлинные профессиональные навыки, она получила известность. 

Савина хотела только одного – играть, вот что было для нее главным. "Сцена – это моя жизнь!" – скажет она потом. Она блестяще играла в театрах Казани, изображая на сцене любовные страсти изысканной француженки. Однажды Марии Савиной довелось играть в одной труппе с Пелагеей Стрепетовой – другой гениальной русской актрисой. Тогда между ними началось соревнование, которое длилось много лет. Савина вначале проиграла, но при этом она прошла настоящую школу борьбы. Соперничество с П.Стрепетовой тогда не удалось, как не удалась и семейная жизнь. В 1874 году, уже в 20 лет, Мария Савина рассталась с мужем, но и после развода навсегда оставила себе его сценическое имя, под которым и вошла в историю театра. 

Александринка в Санкт-ПетербургеВ начале 1874 года Савина приехала в Петербург, и, после блестящего дебюта на сцене Благородного собрания, была приглашена на сцену Александринского театра, где 9 апреля 1874 года впервые выступила в роли Кати в пьесе «По духовному завещанию». К тому времени она была уже достаточно известной актрисой. И ее сразу же ждал успех. Известный театральный антрепренер П.М. Медведев, первооткрыватель многих актерских талантов, попасть в труппу которого считалось для провинциального актера огромной удачей и честью, сразу обратил внимание на молодую актрису. Партнер Савиной по сцене, также будущий премьер Александринки В.Н. Давыдов вспоминает: "Скромная, тихая, но с лукавыми глазенками, со звонким мелодическим голосом, вся изящная, хрупкая – она была очаровательна в оперетке и комедии… Тогда уже можно было угадать, что из Савиной со временем выработается хорошая актриса. Она имела характер, любила сцену до самозабвения и умела работать, не надеясь на вдохновение". 

18 августа 1874 года началась работа Марии Савиной в Александринском театре, который стал ей родным домом, которому она отдала 40 лет своей жизни. Со свойственной ей решительностью двадцатилетняя провинциальная актриса начала покорять Петербург. И уже скоро Савина стала ведущей актрисой старейшего петербургского театра, завоевала любовь публики и вошла в историю российского театрального искусства как одна из самых ярких звезд. 

Первыми сценическими шагами М.Г. Савиной были роли в амплуа инженю. Она играла молодых, обаятельных, наивных девушек, лукавых, кокетливых и чувствительных – вплоть до начала 1890-х, когда она перешла в иной репертуар, раскрывший богатейшие стороны дарования актрисы. Она обладала безупречным театральным чутьем, и поэтому опасалась драматического, тем более, трагедийного репертуара. Романтические драмы и даже комедии в стихах были за пределами возможностей актрисы. И тем не менее всю жизнь Савина искала собственные драматические средства, подвластные ее достаточно узкому диапазону, превратив свои недостатки в свои достоинства. Восприимчивая к музыке, пластике, ритму Савина вдохновенно пела и танцевала в опереттах Оффенбаха, водевилях, играла в незатейливых комедиях скромных девушек в ситцевых платьях и платочках, органично перекочевавших с провинциальных подмостков на сцену Александринского театра. 

Для императорского столичного театра того времени, находившегося в кризисе, СавинаМария Гавриловна Савина оказалась находкой. Ее природное обаяние, изящество и уверенное владение техникой сразу были отмечены столичной критикой: "С г-жою Савиной русский театр ожил и напоминает старые дни золотого своего века, когда артисты играли с вдохновением. Игра ее проста, дикция превосходная, вместе с грациозностью в осанке и изяществом в движениях". Савина не обладала "героическими" данными, но все же она смогла стать "царицей русской сцены", несмотря на негласные театральные законы, по которым актриса с амплуа инженю не могла премьерствовать. 

Первое десятилетие Савиной на сцене Александринки (с 1874 года до середины 1880-х) отличалось невероятной плодотворностью актрисы и по количеству, и по качеству сыгранных ею ролей. Главной заслугой Савиной того периода стало открытие нового женского типа. До Савиной на русской сцене, кроме знаменитой в 1830-е годы Варвары Асенковой, "были водевильные попрыгуньи интернационального типа, были мелодраматические невинности, но русской девушки, русской женщины наша сцена не знала", - отмечал критик. Своим юным героиням Савина передавала огромный заряд оптимизма, веры в себя и в свою любовь, не чуждую обаятельного каприза, изящной игры, легкомыслия, под которым неожиданно скрывался и острый ум, и глубина чувств. Актриса играла в пьесах В.А. Дьяченко, Н.А. Потехина, И.В. Шпажинского, В.Крылова, которые становились известны благодаря ее участию. 

17 января 1879 года Мария Савина блестяще сыграла роль Верочки в спектакле "Месяц в деревне", поставленном по пьесе И.С. Тургенева. Иван Сергеевич увидел ее однажды в театре, и потом так и не смог забыть. По первоначальному плану режиссера актриса должна была исполнять главную роль. Но она сама выбрала героиню, казавшуюся всем, в том числе и Тургеневу, второстепенной. И смогла сыграть ее так, что на глазах изумленных зрителей юная девушка превращалась в душевно зрелую женщину. Потрясенный автор, примчавшись в ее грим-уборную с огромным букетом роз, воскликнул: «Неужели эту Верочку я написал?!» Савина бросилась Тургеневу на шею и поцеловала в щеку. Назавтра писатель и актриса на вечере в пользу Литературного фонда читали диалог из его новой комедии «Провинциалка». И хотя подошедший к ней Ф.М. Достоевский ядовито бросил: «У вас каждое слово отточено, как из слоновой кости… А старичок-то пришепетывает», с того дня между Тургеневым и Савиной началась теснейшая дружба. Такая, что Полина Виардо – давняя мучительная страсть Ивана Сергеевича – оказалась практически забытой. Редкие встречи 60-летнего Тургенева с Савиной, которой не было и 25 лет, стали дополняться частой перепиской, которая продолжалась в течение четырех лет. Известно, что писатель одну из своих комнат в усадьбе Спасское-Лутовиново, где принимал восхитившую его актрису, назвал Савинской. Савина играла так красиво и убедительно, что даже ее коллеги по сцене восхищенно говорили: "Ловко сделано!" 

Савина всю жизнь следовала совету великого актера и педагога М.С. Щепкина "брать образцы из жизни", - ее главным учителем была сама сцена, хотя училась она также у актрисы и педагога, ученицы Щепкина, А.И. Шуберт, которая оказала на нее большое влияние. Шуберт сама была замечательной инженю, хранящей живые традиции своего учителя и передавая своим ученикам. Дар острой наблюдательности у Савиной постепенно развился в профессиональную аналитичность большого художника и она всю жизнь "влезала в кожу действующего лица". Помимо актерского таланта она обладала и выдающимся умом, что давало ей возможность хорошо ориентироваться в закулисной жизни. Но в тоже время Савина умела вовремя протянуть руку помощи. Многим она помогала деньгами и советами, может быть потому, что хорошо помнила себя начинающую и поэтому не могла отказать в покровительстве. 

Главным итогом первого десятилетия творчества М.Г. Савиной на Александринской сцене стали три важнейшие для актрисы роли из русской классики: Верочка (“Месяц в деревне” И.Тургенева, 1879), Мария Антоновна (“Ревизор” Н.Гоголя, 1881), Варя (“Дикарка” А.Островского и Н.Соловьева,1880). Роль Верочки была непревзойденным шедевром савинского лиризма. В этой роли наиболее ярко проявился драматизм жеста, выраженный не словами, но молчанием и особым глубоким подтекстом. Современники увидели живое, беспредельно чистое и трогательное существо, девушку, впервые полюбившую, доверчивую и робко ощутившую пробуждение неведомых ранее чувств. Так постепенно находила себя актриса в драме, оттачивая и развивая свои индивидуальные возможности, чуждые идеализации и патетики. Наиболее органичной была Савина в комедии. Большой удачей в этом жанре была роль гоголевской Марии Антоновны, в которой проявился талант Савиной, как острохарактерной актрисы. В ее исполнении уездная барышня была воздушным созданием, сочетавшей очарование юности с бесконечной ограниченностью и утонченно-пошлыми манерами. Четверть века актриса исполняла эту роль, постоянно совершенствуя ее. В дикарке Варе Савина изображала характер незаурядной силы, под внешней беспечностью которого скрывался самобытный ум, мятежность и драматизм. 

Все творчество Савиной было неразрывно связано с Петербургским Императорским Александринским театром, в котором она служила в течение 40 лет, неоднократно повторяя: "Сцена – моя жизнь". Александринский театр всегда недоверчиво относился к страстным порывам души, возвышающему обману, проповеди и исповеди на сцене. "Петербург вообще не верил в романтику", - писал петербургский актер Ю.М. Юрьев, игравший в классических трагедиях и бывший своего рода исключением из правил. В отличие от Малого театра, в Петербурге актеры не мнили себя властителями дум. Свое призвание они понимали проще – не поучать и просвещать, а развлекать, пробуждая "чувства добрые" в сердцах зрителя через мастерскую игру. Тема социального протеста была для театра чуждой. Северная столица, придворная и европеизированная, была куда менее демократичной, чем Москва. На ее подмостках не столь бушевали страсти, сколь создавались "типы". Страсть к игре, к лицедейству брала верх надо всем. Именно в этой сфере Савиной не было равных. Умное мастерство, аналитический талант, точный и строгий отбор выразительных средств, эстетическая взвешенность: "лучше недоиграть, чем переиграть", - эти качества характеризуют Савину, находящуюся уже в расцвете своего творчества. Ей был чужд натурализм П.А. Стрепетовой, так же, как чуждо искусство исповедничества, связанное с творчеством В.Ф. Комиссаржевской. Савиной принадлежит высказывание: "Если бы все актеры играли по вдохновению и переживали свои роли, мир наполнился бы домами для душевнобольных". Савинская игра отличалась отчетливостью, выверенной техникой, но отнюдь не холодностью. 

Большое значение в театральной жизни М.Г. Савиной сыграло творчество А.Н. Островского. В пьесах Островского она дебютировала, удачно сыграв девушку Надю в “Воспитаннице”. После выдающегося успеха Савиной в ролях Вари и Поликсены (“Правда хорошо, а счастье лучше”), Островский дает ей многие главные роли. Однако ни Лариса (“Бесприданница”, 1878), ни Саша Негина (“Таланты и поклонники”, 1882), ни Катерина (“Гроза”, 1888) Савиной не удались. Эти роли значительно лучше сыграли М.Н. Ермолова, П.А. Стрепетова, В.Ф. Комиссаржевская. Зато Савина прекрасно сыграла роль Юлии Тугиной (“Последняя жертва”) и продолжала ее играть более 30 лет. В этой роли прослеживался своеобразный Савинский "тихий" драматизм. В 1890-х годах, обогащенная этим опытом, актриса сыграла с большим пониманием и глубиной многие роли Островского, в том числе ранее не удававшиеся или принципиально отвергнутые. Это Евлалия (”Невольницы”), Параша (“Горячее сердце”), Елена (“Женитьба Белугина”), Вера Филипповна (“Сердце не камень”), Людмила (“Поздняя любовь”), а также острохарактерные – Клеопатра Мамаева (“На всякого мудреца довольно простоты”) и Матрена Курослепова (“Горячее сердце”). 

В этом же ряду стоит и одна из лучших ролей Савиной – Акулина из “Власти тьмы” Л.Н. Толстого, за право исполнения которой на сцене Императорского театра актриса боролась более семи лет. В роли Акулины (1895) Савина продемонстрировала чудеса внутреннего и внешнего перевоплощения. Сама Савина считала образ Акулины этапным в своем творчестве: "До сих пор у меня были две роли, которые я имела право считать своими созданиями: Мария Антоновна в “Ревизоре” и Верочка в “Месяце в деревне”, а теперь третья – Акулина во “Власти тьмы”. Имена Гоголя, Тургенева, Толстого велики, и я счастлива, что могла олицетворить их типы. Этих трех ролей достаточно для всей моей карьеры, и они служат мне щитом". Эти слова актрисы воспринимались как ответ на постоянно раздававшиеся в ее адрес упреки в творческой неразборчивости, часто приводящей к бессодержательности и поверхностности репертуара, подчас откровенно развлекательного. В ее репертуаре действительно сотни ролей в пьесах-однодневках. И только десятки – в классике и в произведениях больших современных авторов. 

Ближе всех для Савиной продолжал оставаться И.С. Тургенев. Она сыграла главные роли во всех его пьесах: Маша (“Холостяк”), Маша (“Вечер в Сорренто”), Дарья Ивановна (“Провинциалка”), Лиза Калитина в инсценировке “Дворянского гнезда”. Но подлинной удачей стала роль Натальи Петровны (“Месяц в деревне”), сыгранная в 1903 году. Драму поздней любви своей героини актриса раскрыла очень сдержанно и по-тургеневски поэтично. В этой роли слились глубочайший психологизм с "кружевной", "филигранной" техникой актрисы, и наиболее чуткие современники обратили внимание на некоторое сходство драматизма Савиной со стилевой манерой актеров Московского Художественного театра. Из чеховского репертуара Савина сыграла Сару из “Иванова” (1897), Аркадину и Раневскую (“Чайка” и “Вишневый сад”). Роль Сары получилась удачной, а вот Аркадина и Раневская стали для Савиной проходными, вероятно, по причине эстетической новизны этих пьес, чуждой стилистике Александринского театра. Неподдельный интерес актрисы к творчеству Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского выразился в попытке осмысления их творчества. Анна Дмитриевна Каренина (“Живой труп”, 1911) была сыграна несколько односторонне. Настасья Филипповна (“Идиот”, 1899) была все же отмечена положительно, хотя и не совсем была ролью Савиной. 

Репертуар Савиной очень богат и разнообразен: это роли самого противоположного свойства, от наивных и шаловливых девочек в современной лёгкой драматургии до крупных комических или истинно драматических типов в произведениях Гоголя, Островского, Тургенева, Лопе де Вега («Собака садовника»), Шекспира («Укрощение строптивой»). Современные иностранные драматурги (Ибсен, Зудерман и др.) нашли в ней тоже прекрасную исполнительницу; многие из современных русских писателей обязаны главным образом ей успехом своих произведений. Отличительные черты таланта Савиной – поэтическая женственность, искренняя весёлость наряду с глубоко трогающим драматизмом, развитая до высокой степени совершенства мимика. 

Савина создала удивительное разнообразие образов, при этом для актрисы важнейшим условием было внутреннее перевоплощение, а не внешнее лицедейство. Понятие "грим души", введенное критиком А.Кугелем, относилось к ней, петербургской "царице сцены". Савина отличалась аналитическим складом ума и смелостью художника, причем это была смелость, основанная на тонком расчете. Творческие эксперименты Савиной, например, ее Акулина, всегда были продуманы. Актриса рассматривала современную героиню, как женщину расчета и позы, эгоистических страстей и надлома. В 1880-1890 годах Савина сыграла в нескольких современных пьесах: Ольгу Ранцеву (Б.М. Маркевич “Чад жизни”), Елену Протич (М.И. Чайковский “Симфония”), Нину Волынцеву (А.И. Сумбатов-Южин “Цепи”), Татьяну Репину (А.В. Суворин “Татьяна Репина”). Савиной ставилась в заслугу большая жизненность и правдивость в создании типа светской женщины, которой правят не любовь, но расчет, не страдание, но капризный надлом, показанные с беспощадной резкостью. Об одной из таких героинь, Татьяне Репиной, сыгранной Ермоловой в возвышенных тонах и с трогательным сочувствием к впервые проснувшейся в героине любви, Савина, наперекор авторскому замыслу, высказывала свои мысли: "Татьяна Репина, по-моему, опять-таки не возвышенная фигура, а характер, тип. Это в полном смысле слова дитя актерской богемы. Вся ее жизнь – показная, что и составляет главное содержание этой роли. Мало того, она и умирает, так сказать, напоказ". 

Горничная Савиной Василиса Пантюхова, прослужившая у известной актрисы 26 лет вспоминала: "гримировалась всегда сама, никого из посторонних пока не оденется, не пускала, перед выходом на сцену всегда волновалась. А на репетицию даже когда ехала, всегда брала с собой образ Серафима Саровского". 

В 1899 году М.Г. Савина предприняла заграничную гастрольную поездку в Берлин и Прагу с небольшой труппой и репертуаром из пяти пьес, возбудившую там интерес к русскому сценическому искусству. В те годы театральный Петербург был искренне захвачен остро современным лирическим искусством молодой Веры Комиссаржевской, покорившей сердца зрителей в тех ролях, которые не принесли Савиной успеха. В этой ситуации Савина предприняла смелую, но глубоко продуманную попытку привлечь к себе прежнее внимание, явив Европе русскую сценическую школу. Особенно сильное впечатление на европейского зрителя произвела ее Маргарита из пьесы Дюма-сына “Дама с камелиями”, в которой исполнение Савиной ставилось в один ряд с искусством знаменитой Элеоноры Дузе и Сары Бернар. С гастролей Савина возвратилась победительницей. "Ввиду оказанных ею особых услуг русскому сценическому искусству", Савиной было пожаловано звание "Заслуженной артистки императорских театров". Личное торжество актрисы совпало с торжеством русской актерской школы. Савина была талантливой представительницей реалистического искусства своего времени. Не случайно К.С. Станиславский включил ее имя в список великих актеров, оказавших на него влияние и служивших ему образцом. 

Театральная жизнь М.Г. Савиной была полна борьбы. Много известно о многолетнем соперничестве двух выдающихся русских актрис того времени – Марии Савиной и Пелагеи Стрепетовой – за первенство в Александринском театре. Иногда это соперничество переходило в открытую враждебность. Причем Стрепетова, по всей видимости, виновата в этом конфликте больше, чем Савина. Она словно специально обостряла конфликт, бравируя своей вспыльчивостью и нетерпимостью. Противопоставив себя всем, она в итоге оказалась во враждебном окружении совершенно одна. Театралы разделились на сторонников Стрепетовой и поклонников Савиной, хотя, казалось бы, делить им было нечего – актрисы почти не пересекались в репертуаре: Стрепетовой больше удавались трагические роли, Савиной – романтические. Главным инструментом почти неподвижной на сцене Стрепетовой был ее завораживающий голос, а Мария Савина, наоборот, обладала потрясающей пластикой… Пелагея Антипьевна по своим манерам до конца дней оставалась прямолинейной и неуживчивой простолюдинкой. Мария Гавриловна, выглядевшая светской дамой, превосходно чувствовала себя в аристократических салонах, была остроумна, дипломатична и чутко реагировала на запросы зрителей, на новые литературные веяния. Она любила сцену не меньше, чем Стрепетова. И тоже немало сделала для развития театрального искусства в России. Незаурядным актрисам стать бы подругами и союзницами, а они нередко сходились чуть ли не в рукопашную. Столкновения, как правило, провоцировала Стрепетова… 

Конечно, замкнутая, неуживчивая Стрепетова проигрывала жизнерадостной, общительной Савиной, величественной и уверенной в себе. Исход борьбы был заранее предрешен. Веселая, дипломатичная, неизменно подтянутая Савина находилась в расцвете красоты и своего несомненного дарования. Путь же измученной неурядицами, болезнями и собственными терзаниями Стрепетовой уже близился к закату. Ко времени прихода на императорскую сцену она уже не только растратила силы, но и отыграла лучшие свои роли. Ее тема была исчерпана, и, не обладая ни гибкостью, ни энергией Савиной, она не знала, куда двигаться дальше. 

На очень короткое время актрис сблизило несчастье, охватившее почти всю страну – в 1891 году в Поволжье вспыхнул жестокий голод. И Стрепетова, которую коллеги не раз обоснованно обвиняли в скаредности, без всякого шума и громогласных заявлений отправила с сыном на Волгу все свои драгоценности, включая врученные когда-то вазы и серебряные венки. В следующем году в Саратове Пелагея Антипьевна встретилась с театральной труппой, оказавшейся в безвыходном положении из-за полного отсутствия сборов. Заранее отказавшись от возвращения долга, она отдала коллегам все бывшие при ней деньги. Савина в те дни была полностью солидарна с соперницей. И помогала бедствующим коллегам, как могла. 

«У Савиной был далеко не безупречной красоты голос, - подчеркивал один из ведущих в то время театральных критиков. – Лицо Савиной далеко не было лицом красавицы. Но между голосом, между манерой говорить, лицом, жестами была какая-то совсем особая безупречная гармония». Замечательной русской актрисой интересовалось еще множество мужчин – весьма успешных, знаменитых и состоятельных. Так, по-прежнему продолжалась дружба с Тургеневым. Летом 1881 года актриса гостила в Спасском-Лутовинове. И в день годовщины свадьбы друзей писателя Полонских она опять, как когда-то, кинулась Тургеневу на шею и поцеловала его… Но уже через несколько недель она из Перми прислала Ивану Сергеевичу письмо, где сообщала о своем предстоящем замужестве… Скрепя сердце, Тургенев отвечает ей пожеланиями счастья и радости и уверяет в неизменности дружеских чувств. Брак Савиной временно расстраивается, и Тургенев в письмах к ней вновь строит планы совместной поездки в Рим или Венецию. Пишет он часто, как правило – через день. И не скупится на нежные фразы. «Милая Мария Гавриловна, - признается он, - я Вас очень люблю – гораздо больше, чем следовало бы, но я в этом не виноват». 

В 1882 году Савина все же вступила во второй брак, с Н.Н. Всеволожским. Брак, поначалу казавшийся блестящим, вскоре опять принес ей горести и разочарования. В том же году, уже тяжелобольным Тургенев поедет к знаменитому невропатологу Жану Шарко – хлопотать о приеме прибывшей для лечения в Париж Савиной. Он будет радоваться ее намерению отдохнуть в Италии, примется рекомендовать ей Флоренцию, вспоминая собственное пребывание в пленительном поэтическом городе... Но в августе 1883 года умрет Иван Сергеевич все-таки в окружении семейства Виардо со словами: «Ближе, ближе ко мне, и пусть я всех вас чувствую около себя… Настала минута прощаться… Простите!..» В 1908 году – через четверть века после кончины великого писателя – в большом зале Академии Наук была организована Тургеневская выставка, где представлялось все, связанное с его жизнью и творчеством. Перед большим портретом Тургенева каждое утро появлялся огромный букет роскошных пурпурных роз. Привозила свежие цветы и ставила их в вазу ведущая актриса Александринского театра Мария Гавриловна Савина. 

Тайную страсть к Марии Савиной испытывал, например, и знаменитый русский юрист Анатолий Федорович Кони. Сохранилась их обширная переписка, где Мария Гавриловна, остро нуждаясь в дружеских советах, делилась своими радостями и горестями. В 1883 году, например, она, расстроенная царившими в Александринке порядками, вознамерилась уйти из театра. И Кони доказал всю пагубность ее опрометчивого решения. «Савина, - писал он ей, - не есть только имя личное; это имя собирательное, представляющее собой соединение лучших традиций, приемов и преданий с талантом и умом. Вы сами по себе школа. И должны как солдат стоять на бреши, пробитой в искусстве нелепыми представителями театральной дирекции». Мария Гавриловна была на десять лет моложе Анатолия Федоровича, но умерла на двенадцать лет раньше, когда Кони шел уже семьдесят второй год… 

Лишь в 1895 году, когда Савиной исполнился 41 год, в ее жизни появился Анатолий Молчанов. Это был правовед и филантроп, безумно влюбленный в театр. Сначала их связывали исключительно деловые отношения, которые вскоре переросли в приятельские, а потом превратились в сильное сердечное влечение. Лишь 15 лет спустя, в 1910 году, Молчанов и Савина стали мужем и женой, и этот брак принес обоим семейный покой и благополучие. 

Хотя девизом М.Г. Савиной были слова "сцена – моя жизнь", она много занималась и общественной деятельностью. Большую активность и инициативу она проявила в создании Общества для пособия сценическим деятелям, преобразованного в 1894 году в Русское Театральное общество. Савина работала вначале секретарем, а затем была выбрана пожизненным председателем совета РТО. По инициативе Савиной был проведён в 1897 году 1-й Всероссийский съезд сценических деятелей. Кроме того, она воплотила в жизнь заветную мечту бесправных провинциальных актеров – основала в 1896 году "Убежище для престарелых сценических деятелей". Это был благородный поступок, но он был так естествен для русского интеллигента, да и просто для русского человека тех лет. Можно только представить себе, насколько важно было это для тех, кто свою жизнь посвятил сцене. Когда Мария Гавриловна создала Общество, ей было всего лишь 29 лет. Не женщина, находящаяся на пороге одинокой старости, помышляла о недалеком будущем, а молодая, полная сил, обаяния, надежд и планов актриса, у которой все еще впереди, находит время и силы (а она всегда очень плотно была занята в репертуаре!), чтобы создавать достойные условия для жизни своих коллег, собратьев, уже вступивших в одинокую, зачастую безрадостную старость! В этом поступке сказались какая-то невероятная мощь личности, завидный запас душевных сил... 

Для строительства дома Савиной приглянулся участок земли на Петровском острове, на берегу Малой Невки. Еще при основании Санкт-Петербурга Петр I хотел здесь построить "Увеселительный домик", и сам остров получил имя царя. Но денег, чтобы купить земельный участок, у Савиной не было. Меценаты не объявлялись, земля могла уйти в другие руки. И тут подвернулся счастливый случай, которым Савина не преминула воспользоваться. В царском дворце давали бал, и среди гостей волею судеб оказался владелец этой земли. Мария Гавриловна подвела его к государю и представила как человека, подарившего свою землю под строительство Убежища для престарелых актеров. Император поблагодарил истинного сына отечества за столь благородный поступок. Выбора у владельца земли не было. 

Чтобы собрать средства для возведения убежища, Мария Савина организовывала благотворительные концерты. Учредили ежегодный "День актера", в который артисты всех театров России работали для своего неимущего брата. Огромную помощь оказывал и Молчанов. Наконец, на бывшем пустыре вырос красивый двухэтажный каменный дом, построенный по проекту М.Ф. Гейслера. В 1902 году состоялось торжественное открытие. 

24 февраля 1910 года в Александринке прошли юбилейные торжества в честь 40-летия театральной деятельности М.Г. Савиной. Она по-прежнему выходила на эту знаменитую сцену, радуя зрителей своими новыми ролями, но ей уже 56 лет, молодость ушла, стареющая актриса все более стала ощущать свой возраст. И все-таки Мария ушла из жизни, так и не успев утвердиться в амплуа комических старух. Савина умерла неожиданно для многих. В ночь на 8 (21) сентября 1915 года Мария потеряла сознание, а утром ее не стало. Савину хоронил весь Петербург. Из особняка Савиной на набережной Карповки, 17, гроб на руках вынесли старейшие артисты Александринского театра во главе с В.Н. Давыдовым. Попрощаться с ней пришли и старые, и молодые. Процессия в сопровождении растущей толпы народа двинулась по Каменноостровскому проспекту, через Неву, к Александринскому театру. Трамвайное движение остановилось. У стен театра, под окнами уборной великой актрисы, была отслужена лития, и процессия направилась к Исаакиевскому собору, а затем, через Дворцовый мост и Кадетскую линию, на Петровский остров. По завещанию Савину похоронили, не на Серафимовском кладбище, рядом с могилами отца, сестры и брата, а на территории парка рядом с историческим "Савинским" корпусом, возле алтаря домовой церкви. На земляном холме поставили массивный дубовый крест, через год замененный лабрадоритовым саркофагом с восьмиконечным бронзовым крестом. В 1921 году рядом с женой был похоронен А.Е. Молчанов. 

Убежище переименовали в Дом ветеранов сцены и дали имя Марии Савиной. Без права передачи кому-либо оформила Мария Савина участок земли на Петровском острове. Это было закреплено специальным царским указом, который подтвердила и советская власть в 1923 году. Постановлением Совнаркома дом и прилегающая к нему территория навсегда закреплялись за Всероссийским театральным обществом. После Великой отечественной войны Дом ветеранов сцены был капитально перестроен. Домовая церковь превратилась в концертный зал. Очевидно, при перестройке Дома ветеранов, могилы Савиной и Молчанова были перенесены на нынешнее место, на берег Малой Невки. 

Дом ветеранов сцены, основанный М.Г. Савиной больше 100 лет назад, жив и сейчас. Здесь по-прежнему готовят концерты, литературные вечера, капустники и, несмотря на почтенный возраст, а средний возраст обитателей превышает 80 лет, ведут активную жизнь. Случаются и свадьбы. Конечно, в его жизни бывали тяжелые времена. Корпуса Дома хотели передать неким коммерческим организациям, да и сейчас еще, несмотря на помощь благотворителей, средств на содержание дома и прекрасного парка недостаточно. О проблемах ветеранов сцены писали и говорили много. Занимались этим вопросом и Председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин, и спикер Совета Федерации РФ Сергей Миронов, писали и В.В. Путину. Но Савинский дом по-прежнему в плачевном состоянии, и по-прежнему его обитатели жалуются на качество медицинского обслуживания и питания, а также на техническое состояние здания. "К сожалению, те, кто нас радовал, те, кем мы восхищались, когда они блистали на сцене, сейчас живут не самой счастливой жизнью", - говорил С.Миронов по время своего посещения Дома ветеранов сцены. Но с тех пор мало что изменилось. 

Мария Савина была великой актрисой. Пережив годы скитаний по провинциальным театрам, она смогла покорить императорскую сцену в Петербурге, где блистала до конца своих дней, определяя стиль и репертуар главного драматического театра страны – Александринского. За ней укрепилась слава петербургской Сары Бернар, что означало высочайшую оценку творчества актрисы. Актерская манера Савиной была яркой и неповторимой: ее роли, оригинально задуманные и правдиво сыгранные, отличались остротой и лаконичностью сценического рисунка, смелостью и выразительностью деталей, филигранной отточенностью формы при огромной внутренней энергии и точной направленности темперамента. Но все объединялось неотразимым обаянием актрисы, ее женской притягательностью, эмоциональной заразительностью ее художественной личности, которая сквозила во всех ее созданиях и властно подчиняла зрителей. Многие знаменитые современники Савиной, с которыми она встречалась, переписывалась, дружила, работала, ценили в ней, помимо таланта, живой и острый ум, зоркую наблюдательность, не лишенную иронии и насмешки, бьющую через край жизненную энергию и чарующую женственность. 
Я отравлена сценой. Если бы мне не пришлось “умирать” на сцене хотя бы раз в месяц – я умерла бы на самом деле. 

Мария Савина


Источник: funeral-spb.ru

Оставить комментарий:
* Имя:
Ваш e-mail
*Комментарий:
*Код на изображении:

   Последние обновления:
фильмы
Кундун
10.04.2017

личности в кино

статьи

Троник:сделайте сайт у нас
История Олимпийских Игр
От античности до современности
Петр и Патрик
Все об Ирландии