Хорошее кино
Хорошее кино
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я | Весь список
Непобедимая Армада

 И длится бой бесцельный,
 Где верх ни жизнь, ни смерть не могут взять!
 

 

 

Ко времени трагической гибели испанского флота в войне против Англии (1588; Гравелинское сражение - 27 июля/8 августа) за воссоздание идей католицизма Испания превратилась в сильнейшую мировую державу.
Когда-то римляне завоевали Пиренейский полуостров (2 в.до н.э.) с кельтиберами (кельты и иберы) и принесли туда свою культуру, а затем Христианство. Восемь веков арабы и берберы владели Испанией (718-1492). И всё это время испанцы вели освободительную борьбу, которую окрестили Реконкистой (исп. Reconquista, от reconquistar — отвоёвывать). Тогда для всех сословий - и дворян, и крестьян - главными понятиями стали свобода, честь и достоинство. 
Выдающиеся правители Испании Фердинанд (II) Арагонский (1452-1516) и Изабелла (I) Кастильская(1451-1504) из династии Трастамара своим союзом постарались сплотить страну за счёт объединения Арагона и Кастилии, а также завоевали последний оплот арабского владычества в Испании - Гранадский эмират (область у гор Сьерра-Невада на юге Испании, поэтическое название от рельефа местности, напоминающей раскрытый гранат) в 1491 году. 
Для окончательного подчинения завоёванных народов испанскими монархами на государственном уровне был восстановлен церковный институт инквизиции (inquīsītiō (лат.) — «розыск», «расследование», здесь - "розыск еретиков"). Если в первые века Христианства самым сильным наказанием для отступников веры являлось церковное отлучение, то уже в 385 году были казнены признанные императорами Римской империи еретиками Присциллиан и его ученики, а в XI веке католические епископы жестоко расправлялись с катарами ("чистыми" по-гречески). В начале XIII века папы Иннокентий III, а затем Гонорий III передают основные полномочия по борьбе с еретиками ордену испанского монаха Доминика Де Гусмана (Domingo de Guzmán Garcés (исп.): 1170-1221, канонизирован в 1234). И если основатель ордена доминиканцев каноник Доминик главными орудиями борьбы с еретиками называл личный пример праведной жизни и миссионерство, основанное на глубоких богословских знаниях, хотя и не исключал применение "высшей меры" для злостных отступников, то его последователи использовали казнь с помощью "очистительного огня" уже в большинстве случаев ереси, а далее - и против ведьм, колдунов и нарушителей морали. В XIII веке инквизиторы даже превратили самих себя в самостоятельную организацию: они перестали подчиняться и папе. В XIV веке папа и короли постепенно ограничивают власть инквизиции, имеющей только одну союзницу - саму себя.
Инквизиция воспряла для борьбы с новым свободным движением, побороть которое оказалось невозможным. Расправившись с вестниками церковной реформации англичанином
Джоном Виклифом (отлучён от церкви, умер от инсульта в 1384 году; в XX веке основана организация Wycliffe Bible Translations по переводу Библии на языки мира) и чехом Яном Гусом (сожжён на костре 6 июля 1415 года (его друг Иероним Пражский - в 1416-м); канонизирован папой Иоанном Павлом II 17 декабря 1999 года), институт инквизиции в полном объёме вернул свои права при испанских правителях Фердинанде и Изабелле.
Инквизиция, а не военный флот, явилась вначале той "Непобедимой Армадой", с помощью которой испанцы стремились расправиться с еретиками и утвердить повсеместно своё владычество. Папа в лице католической церкви, как много раз в истории, вступил в большую политическую игру.
Римский папа Сикст IV (лат. Sixtus PP. IV, в миру — Франческо делла Ровере, итал. Francesco della Rovere; 21 июля 1414 — 12 августа 1484, папа - с 9 августа 1471 по 12 августа 1484) в 1478 году издал буллу, которая разрешала католическим королям установить новую инквизицию, хотя и ограничил её власть подчинением своему ставленнику великому инквизитору. Папа Сикст IV, по свидетельству Маккиавелли, "был первым, который доказал, насколько большой властью он располагает и сколько дел, которые впоследствии оказались ошибками, можно скрыть под плащом папского авторитета". Сикст IV, как и многие другие священнослужители его времени, назначал на высшие церковные должности своих родственников (непотизм: от лат. nepos, род. п. nepotis — внук, племянник) и добывал для них владения с помощью умелого использования военных конфликтов. Он способствовал развитию культуры, но ввёл цензуру на духовные книги. 
Испания после победы над арабскими завоевателями предоставила церковной цензуре и инквизиции прекрасную возможность самых жестоких наказаний для иноверцев.
Фердинанд и Изабелла, восстановив инквизицию, пытались решить сразу две проблемы, препятствующие объединению их земель: наличие разных религий и недостаток средств в казне. Насильно обращённые в христианство евреи и арабы становились маранами (исп. "marranos" от арабск. maran alha - проклятый; евр. "анусим" - отпавшие от веры по принуждению, но втайне сохраняющие религию отцов), а их имущество переходило государству и инквизиции, действующим сообща. Причём оплата инквизиторам порою составляла треть имущества обвиняемого. Этим объясняются распространённые тогда аресты платёжеспособных "еретиков".
Великий инквизитор Испании Томас де Торквемада мог подчинить своему влиянию даже папу и лично рассматривал прошения испанцев в адрес Святого Престола. Папы Иннокентий VIII (1484–1492) и Александр VI (1492–1503) еще более расширили его полномочия. Он являлся духовником Изабеллы и усиленно помогал королевской чете проводить политику по объединению страны. Торквемада был доминиканцем и крайним аскетом: до назначения в инквизицию он отказывался от любых церковных должностей. Придя к власти, монах убедил Фердинанда и Изабеллу под страхом изгнания обратить в христианство всех инакомыслящих в их королевстве. Отказываясь обратиться, они должны были покидать Испанию нищими - все средства забирала казна. Иудейская община собрала 30 тысяч золотых дукатов, чтобы откупиться от обращения в христианство. Тогда Торквемада пришёл к Фердинанду и бросил перед ним распятие со словами, что Иуда однажды уже продал Христа за 30 сребрянников. По разным свидетельствам Торквемада отправил на костёр от двух тысяч до девяти тысяч "еретиков". Схему  "донос-дознание-допрос (с пытками)-обвинение-пытка-обвинительный акт-защита-улики-чтение приговора-казнь" он довёл до совершенства, представив публике так называемый "акт веры" по расправе с "врагом" (аутодафе: auto da fé (порт.), auto de fe (исп.), actus fidei (лат.) — акт веры) наподобие театрального зрелища. Под страхом смертного греха и верховного отлучения каждый подданный обязан был сообщать своему духовнику о любом отступлении от веры своим ближним, будь то муж, жена, мать или отец. Это в дальнейшем распространиться и на борьбу с "еретиками"-лютеранами:

<"Каждый христианин должен объявить, если он узнает или услышит, как кто-нибудь говорит, утверждает или думает, что секта Лютера хороша и ее приверженцы стоят на добром пути, или же считает верными и одобряет некоторые из ее осужденных положений, например: что не нужно объявлять своих грехов священнику и достаточно исповедовать их Богу; что ни папа, ни священники не имеют власти отпускать грехи" и т.д. /Хуан-Антонио Льоренте «История испанской инквизиции»/>.

Следующий духовник Изабеллы инквизитор Хименес также "славился" необычайной жестокостью к инакомыслящим. Население Испании резко сокращалось. Инквизиция была введена и в испанских колониях Центральной и Южной Америки. В населённых пунктах на границах испанских владений были размещены инквизиторские посты, призванные не допустить проникновение "ересей".

Под властью внука Фердинанда и Изабеллы последнего императора Священной Римской Империи Карла V (1519-1556) благодаря скрещению династических линий оказались огромные территории в Западной, Южной и Центральной Европе, раньше никогда не объединявшиеся. Он владел Испанией, Неаполем, Сицилией, землями Габсбургов в Бельгии и Нидерландах, Австрией и испанскими колониями в Новом Свете. Произошло окончательное объединение Кастилии и Арагона. Испания стала величайшей державой своего времени. Но все духовные силы и материальные средства при Карле и его сыне Филипе II были брошены на уничтожение новой "ереси" - лютеранства.
Введение инквизиции в испанских Нидерландах привело к революции и к образованию в конечном итоге Голландской республики в 1648 году.

Немецкие "еретики" стояли насмерть и шли на костёр, не отрекаясь от своей веры. Германия была раздроблена, власть в стране захватила церковь. Её владения были огромны, поборы с населения весьма значительны. 18 октября 1517 года папа Лев Х выпускает буллу о продаже индульгенций в целях "Оказания содействия построению храма св. Петра и спасения душ христианского мира" ("indulgeo" (лат.) - «терпеть, позволять»: освобождение от временного наказания за уже прощённые грехи; 1567 - отмена денежной платы). Введение инквизиции в Германии, суды не только над "еретиками", но и над "ведьмами" и "колдунами", к каковой категории мог быть причислен вольно или невольно буквально каждый, стало последней каплей для немецких гуманистов. 
31 октября 1517 года францисканский монах доктор богословия Мартин Лютер (10 ноября 1483 — 18 февраля 1546) прикрепил к дверям церкви в Виттенберге "95 тезисов", почему он считает неправомерными действия папы. "Истинное сокровище Церкви", - было написано у Лютера, — "это пресвятое Евангелие (Благовестие) о славе и благодати Бога. Но оно заслуженно очень ненавистно, ибо первых делает последними. Сокровище же индульгенций заслуженно очень любимо, ибо последних делает первыми". 10 декабря 1520 года Лютер прилюдно сжёг папскую буллу. Карл V, как император Священной Римской империи, потребовал от него отречения от своих взглядов. Ответ был таков: "На том стою. Не могу иначе. Да поможет мне Бог". 
Их стали называть "протестантами" - по названию документа "Шпейерская протестация" ("Protestation zu Speyer" (нем.) — протест, поданный 19 апреля 1529 г. шестью князьями и четырнадцатью свободными городами Священной Римской империи на рейхстаге в Шпейере, против решения большинства членов рейхстага возобновить преследование лютеран).
Карл V  был на Аугсбургском рейхстаге 25 июня 1530 года, где было представлено вероисповедание Лютера, ставшее общим для всех протестантов. Католики, а также православные (в лице Константинопольского патриарха Иеремия II) написали опровержение.

<В частности, подвергся критике принцип оправдания верой и принижении роли свободы воли в спасении, поскольку злодеи не могут получить благодати, а вера без добрых дел мертва>. 

Князья-протестанты решили объединяться в независимые имперские города. Германские протестантские князья и города во главе с Саксонией и Гессеном в гессенском Шмалькальдене 27 февраля 1531 года заключили Шмалькальденский союз против религиозной политики Карла V. Несмотря на позиционирование чисто оборонительной функции союза, объединение было военным, созданным для вооружённого сопротивления войскам католиков. Это явилось прямым оскорблением императорского величия Карла V и явной угрозой его власти. Союз выступал за свободный выбор вероисповедания и основание князьями собственных церквей. Карл не имел средств для борьбы с протестантами империи, так как все силы ушли на войны в Турции и Италии. Но в ходе раскола в самом союзе Карл V сумел разгромить его в 1546 году. Но следующую войну (1552 год) выиграл Шмалькальденский союз вместе с французским королём Генрихом II, в результате чего был заключён Аугсбургский религиозный мир (1555).
Несмотря на обозначившиеся серьёзные расхождения в вероучении самих протестантов, они принимают Формулу Согласия (1577), вошедшую в Книгу Согласия - катехизис Лютера. К тому времени дух свободы и Реформации в полной мере входит в плоть и кровь большинства жителей Германских княжеств. 
 
Во Франции партия Екатерины Медичи и католичество временно одержали верх (Варфоломеевская ночь на 24 августа 1572 года ("massacre de la Saint-Barthélemy"— "резня Св Варфоломея")), несмотря на уступки гугенотам (Нантский эдикт 13 апреля 1598 года). 
На родине Лютера в Германии новые идеи стали своими и получили официальное богословское оформление ("Формула Согласия" в 1580 году), примирив теологов и князей. 
В Швейцарии радикальное учение Ульриха Цвингли было "сглажено" французом Жаном Кальвином в 1549 (Цюрихское соглашение). Кальвинизм не признавал уже никаких человеческих авторитетов, включая лютеранского пастора, кроме авторитета Святого Писания, причём, Библия толкуется с помощью её самой. Цвингли доходил до крайнего радикализма: Причастие - лишь воспоминание о Жертве. В 1559 году в Женеве была создана Академия, обучение в которой проводилось под знамененем Реформации. 

Постепенно были проведены церковные реформы в Швеции (проповедники братья Петри) и Финляндии (первый лютеранский епископ Микаэль Агрикола). 
В Дании работа проповедника Ганса Таусена проходила спокойно под покровительством монархов (Фредерик I, Кристиан III) и самого Лютера. В Норвегии борьба за сохранение старой церкви привела к потере страной самостоятельности и превращению её в датскую провинцию.

Гроссмейстер Тевтонского ордена Альбрехт Бранденбургский был отлучён от церкви за распространение реформации в Пруссии. Новые идеи затронули Дерпт, Таллин, Ригу. 

В тех городах и государствах, где Реформация одерживала верх, Святое Писание переводили на современный язык. Причём, исповедание веры иногда становилось первой книгой для граждан, выпущенной на родном языке, как, например, Евангелический катехизис на литовском языке Мартинаса Мажвидаса (1547). 

Для России того времени протестантизм остался чужеземным течением, интересным только в качестве противопоставления "папизму" (Максим Грек). 

В Шотландии были сожжены лютеранин Патрик Гамильтон (1528) и кальвинист Джордж Уишарт (1546). Но несмотря на противостояние католичек Марии (I) Кровавой и Марии Стюарт в стране с помощью Джона Нокса, затем Эндрю Мелвилла и при военном вмешательстве протестантской елизаветинской Англии устанавливается прочный кальвинизм, основанный на главенстве пресвитеров. 

Нидерландские гёзы ("нищие" (голл.)) во главе с Вильгельмом Оранским вступили в яростную борьбу с правящими католиками Испании в лице герцога Альбы, учредившего в Нидерландах свой Кровавый Совет (2 000 казнённых). В результате войн и союзов юг остался католическим, север - протестантским.

Англия, наравне с Германией, стала нерушимым препятствием на пути стремления католичества восстановить свои позиции в Европе. Генрих VIII (1491—1547) разорвал отношения с Римом ради возможности жениться второй раз и получить наследника. Но, сделав себя главой церкви в Англии ("Акт о верховенстве" 1534 года), он этим и ограничился, избегая других изменений в вероучении, кроме верховенства в церковных и светских делах английской короны, минуя папу. Его дочь Елизавета I (1533-1603), которая в истории признана королевой протестантов, 45 лет своего правления умело лавировала между католичеством и крайним протестантизмом, не запрещая католические богослужения и наказывая последователей Цвингли и любой религиозный фанатизм. Стараясь в общем и целом сохранять толерантность и во внешней и во внутренней политике, она тем не менее требовала беспрекословного подчинения всех своих подданных. Являясь также королевой католической Ирландии, она жестоко расправлялась с непокорными ирландскими племенами. Но за послушание даровала свою защиту. Утверждённое ею Англиканство ("Ecclesia Anglicana" (лат.) - "Английская Церковь") было "католичеством без папы". 
Сейчас Англиканское Сообщество считает себя частью Единой, Святой, Католической и Апостольской Церкви, являясь одновременно и Католическим и Реформированным. Тогда же Елизаветинская Англия выступила новым могучим врагом для всего католического мира старой Европы. Её сводная сестра Мария "Кровавая" Тюдор, королева с 1553 по 1558 год, утопила Англию в крови протестантов, но вынуждена была передать трон Елизавете во избежание гражданской войны. Уставший от всеобщей бойни народ встретил новую королеву с ликованием. Попутно расправляясь с католической оппозицией, спонсируемой Испанией и Римом (Мария де Гиз, Мария Стюарт, герцог Норфолк), Елизавета всё же старалась следовать идеям гуманистов своего времени и строить отношения с народом, имея в виду идеальные государства Платона и Томаса Мора:

<"Утопийцам выпало на долю государство такого рода, который я с удовольствием пожелал бы для всех. Они истребили у себя с прочими пороками корни честолюбия и раздора, а потому им не грозит никакой опасности, что они будут страдать от внутренних распрей, исключительно от которых погибли многие города с их прекрасно защищенными богатствами. А при полном внутреннем согласии и наличии незыблемых учреждений эту державу нельзя потрясти и поколебать соседним государям, которые под влиянием зависти давно уже и неоднократно покушались на это, но всегда получали отпор" /Томас Мор "Утопия"/>.

Елизавета всю жизнь не доверяла мужчинам и отчаянно боялась замужества по причинам психологического свойства (её отец казнил своих жён). Но она "вышла замуж за свой народ", и англичане до сих пор с теплотой отзываются о елизаветинском времени. Особенных успехов в экономике достигнуто не было, но королева подарила своим подданным возможность дышать свободно (Шекспир; разгром испанской флотилии). 

Яркой противоположностью и самым яростным врагом Елизаветы предстаёт Филип (II) Испанский (исп. Felipe II, 21 мая 1527 — 13 сентября 1598).

При нём Испания парадоксально также переживала Золотой век. Нововведения преследовались, но общее культурное развитие король поощрял, сам получив великолепное образование. К тому же Филип, как и Елизавета, был знаком с идеями просветителей-гуманистов (Пико делла Мирандола, Коперник, Эразм Роттердамский). Стиснутые королевской и церковной цензурой, таланты Испании времени инквизиции и Филипа старались передать творческие идеи и своё понимание действительности с помощью, как правило, художественной литературы. Монастырские теологи создавали произведения высокой поэзии (мистики: монах-августинец, профессор теологии Луис де Леон (1527–1591), Тереса де Сепеда-и-Аумада (1515–1582), святая Тереза де Хесус, Хуан де ла Крус (1542–1591) из кармелитов) и тут же виртуозно обыгрывали светские темы (Хуан Руис, протопресвитер Итский, а также Лопе де Вега, Тирсо де Молина).

Жизнь и творчество Мигеля де Сервантеса Сааведры (1547-1616), храброго солдата, великого писателя и благородного, кроткого человека, является показателем одинокого непризнанного существования прогрессивного мыслителя эпохи испанского короля Филипа.


"Когда мне мысль придет
 О том, как сильно от любви я стражду,
 Я смерти сердцем жажду,
 Ее благословляя наперед.

 Но на краю могилы,
 Сей гавани желанной в море мук,
 Становится мне вдруг
 Смерть так сладка, что умереть нет силы.

 И воскрешен опять
 Я смертью к жизни, для меня смертельной,
 И длится бой бесцельный,
 Где верх ни жизнь, ни смерть не могут взять!" /Сервантес "Дон Кихот"/

Сын императора Священной Римской Империи Карла V Филип (II) Благоразумный ("El Prudente" (исп.)) получил от отца обширные владения (Герцогство Миланское, Королевство обеих Сицилий, Нидерланды, Испания с колониями в Америке и Северной Африке, область Франш-Конте). Он одержал победу над турками на Мальте (1565) и при Лепанто в составе христианского союза (1571; в битве сражался Сервантес), присоединил к себе Португалию (1580 год) и закончил начатое отцом изгнание арабов с Пиренейского полуострова. Но далее внутренняя и внешняя политика Филипа привела к разорению страны и потере ею статуса могущественной державы. 

Основной причиной краха явилась политическая недальновидность испанского монарха: идеи гуманистов и Реформации уже достаточно глубоко укоренились в Европе, а жестокие методы инквизиции привели не к восстановлению и упрочению католической веры и испанского могущества, а к ненависти к притеснителям и сплочению последователей новых идей, что и привело к победе протестантской Англии над католической Испанией.

Но как просвещённый европейский король, воспитанный на гуманистических идеях Эразма Роттердамского о свободе воли, получивший глубокое всестороннее образование, с детства обучаемый отцом-императором мировой политике, как мог подобный монарх потерпеть полное и сокрушительное поражение в мировой игре?

Отец Филипа Карл V оставил в наследство сыну не только большую империю, но и значительные долги: средства казны были брошены на борьбу с мусульманами в Турции и с лютеранами в Германии, и обе компании потерпели фиаско, как и война с Францией. 25 сентября 1555 между католиками и лютеранами был заключен Аугсбургский религиозный мир, признавший лютеранство официальной религией и давший право имперским сословиям на выбор вероисповедания. В то же время Аугсбургский мир не признал свободы вероисповедания подданных империи, что привело к возникновению принципа «cujus regio, ejus religio» (лат. чья власть, того и вера) и создало почву для возобновления конфессионального противостояния. 

Филип получил строгое католическое воспитание от своей матери Изабеллы Португальской (1503-1539). В то же время, в отличие от английской королевы Елизаветы, он вырос под неустанной опекой родителей. Они любили друг друга. После смерти Изабеллы Карл больше не женился и носил траур до конца дней. Когда их сыну Филипу исполнилось 7 лет, для него был создан "двор" из 50 детей испанских дворян. Отец лично выбирал воспитателей и учителей для сына - испанских учёных вельмож (Хуан Мартинес Силесео, Кристобаль Кальвет де Эстрелья, Хуан де Сунига). Несмотря на чтение разносторонней литературы имперский наследник получал образование только на испанском языке. В то время, как Елизавета с 10 лет говорила по-гречески, по-итальянски и по-французски, и писала письма на латыни, Филип и в зрелом возрасте мог только кое-как читать по-французски и по-итальянски. Это не прибавляло ему популярности в соседних державах и в подвластных ему государствах - например, в Нидерландах, в стране, культуру которой он ценил и даже самолично проектировал здания и парки в Испании по образцу голландских.

Родившийся после освобождения Испании от многовекового мусульманского рабства, внук могущественных Фердинанда и Изабеллы, создателей могучей державы и покорителей Нового Света (путешествия Колумба), сын последнего императора Священной Римской Империи, воспитанный в строгих традициях испанского двора Филип превыше всего ставил веру отцов, честь и национальное достоинство. Именно эти предпосылки могут объяснить тот крайний фанатизм и упорство, с которым Филип ринулся исполнять волю отца, огнём и мечом утверждая католицизм и испанское владычество в мире, уже проникнутом идеями свободы и гуманизма. Ненависть и жажда мщения мусульманам и иудеям развязала руки жесточайшей инквизиции. После расправы с иноверцами её мощь перекинулась на "еретиков"-лютеран, на любого, кто осмелился что-либо изменить в веками хранимой от иноземцев отечественной вере. Покушение на веру затрагивает честь. Честь и свобода - одно для испанца. Верность Святой Католической Церкви и национальное достоинство тесно переплетаются в сознании Филипа. Малейшая уступка в вере может привести к постепенной утрате национальной независимости, которой так долго добивалась Испания.

Филип неукоснительно следовал воле своего отца. Карл боялся за судьбу империи в ходе всё возрастающего протестантского движения и постоянно и неуклонно, устно и в письмах доводил до сведения сына, что тот является в полной мере ответственным перед Богом за спасение подвластных ему душ. Реформация и Англия, как её главный выразитель, стали для Филипа врагом номер один, препятствующим безопасности его веры и его жизни. Он так истово радел о правильной вере, что готов был стать папой Римским для своей страны.

<Багряный шлейф инквизиции тянулся до XIX века. Последним по приговору инквизиционного суда казнили испанского учителя К. Риполя в Валенсии в 1826 году. В 1992 году был реабилитирован Галилей, в 1993-м – Коперник. В марте 2000 года папа Иоанн Павел II (1978–2005) принёс публичное покаяние за грехи инквизиции>.

Карл в своих письмах призывал сына к справедливости и соразмерности во всех решениях, но подчёркивал наличие первейшей миссии короля по защите католичества от "еретиков" - мусульман и протестантов. При необходимости он предлагал использовать работу Инквизиции. Принцип правления должен быть один: "Разделяй и властвуй". Карл особенно настаивал на единоличном правлении: монарх не должен попадать в зависимость ни от кого, включая ближайших советников. Все решения он должен принимать сам.
Филип ещё при жизни отца постарался помочь ему в войне против германских князей. Но против усилившейся Реформации возможными представлялись лишь два кардинально различающихся способа ведения политики: жесточайшие репрессии с применением самых суровых методов инквизиции либо значительные и радикальные уступки протестантам и на церковном и на государственном уровнях. Уступки для Филипа равнялись потере чести. Он выбрал инквизицию.

В 1558 году на трон вступил настоящий европейский государь, абсолютно подготовленный ко всей полноте власти и ответственности, которую эта власть предполагает. Более того, Филип что называется "владел вопросом": он прекрасно представлял, что и как ему надлежит делать и какие средства использовать для достижения цели.
Карл V постоянно разъезжал по своей империи и был храбрым полководцем, Филип предоставил своим генералам участвовать в сражениях и управлял державой из одной постоянной резиденции в Мадриде. У подножия Сьерра-де-Гвадаррама по проекту испанских архитекторов Juan Bautista de Toledo и Juan de Herrera  с 1563 по 1586 год был возведён Эскориал - великолепный дворцовый комплекс строгой архитектуры. Посвящённый святому Lorenzo (San Lorenzo de El Escorial), в день памяти которого Филип разгромил французов в битве у Сент-Кантена (10 августа 1557 года), Эскориал напоминает перевёрнутую жаровню - святого Лоренцо сожгли живьём. Эскориал воплотил завет отца Филипа Карла V - стал династическим пантеоном. Филип с детства любил уединение и строгую религиозную жизнь. Эскориал стал его местом для молитвы (монастырём), домом и штабом. Если вы когда-нибудь присутствовали на мессе на испанском языке (Филип позволял службы только на латыни) - вы почувствуете дух Эскориала. Здесь, наедине с Богом, не допуская до себя советников и секретарей, он принимал все государственные решения, подходя к ним крайне ответственно. Можно сказать, он "вымучивал" их
долго и тщательно, предпочитая видеть вокруг себя не сытый двор, а немногословных монахов.

В этом "дворце для Бога и лачуге для короля" (по словам самого Филипа) личные королевские покои были отделаны крайне просто. Это не означает, что Филип был аскетом: он четырежды женился (Мария Португальская (1543 1545), Мария Кровавая (1554 1558), Изабелла Валуа (1559 1568), Анна Австрийская (1570 1580)) и даже не отличался нравственностью в семейных делах, имея любовниц. Последнему обстоятельству он не придавал особого значения - даже его отец, до конца жизни носивший траур по его матери, допускал любовные связи на стороне.
Главное назначение монарха - быть хорошим государем для своих подданных (Филип открывал больницы и дома для бедных) и соблюдать веру и безопасность державы. Ради безопасности страны Филип жертвует сыном - доном Карлосом (1545-1568). Во имя святой католической 
веры использует инквизицию.

<Священный огонь являлся очищающим для "еретиков": когда инквизиторы в картине Шекхара
Капура кричат мучающимся в огне "еретикам": "Вы также будете гореть в аду" - это кинематографический вымысел>.

В тишине Эскориала принято главное решение - объявить Англии священную войну.

Когда-то Филип был женат на английской королеве-католичке Марии I Тюдор. После смерти Марии он сватался к её сестре Елизавете. Но та искусно отклонила предложение. Когда Елизавета взошла на престол, то попыталась восстановить отношения с папой, видя в этом политическую необходимость. Но папа не мог признать законность её королевских полномочий, так как Елизавета была рождена Анной Болейн, брак с которой Генриха VIII не получил благословения Святейшего Престола. Именно этот брак послужил причиной разрыва Англии с католической 
церковью. Генрих был отлучён. Впоследствии отлучили и Елизавету. Она последовала примеру отца, сделав себя, а не папу главой церкви в Англии и ввела в действие основной документ  Англиканской церкви.

<Билль из 39 статей, предложенный королевой 23 января 1562 года своему духовному парламенту (the convocation) и утверждённый 29 января того же года, до сих пор служит основным законоположением, определяющим сущность учения англиканской церкви. В него с небольшими изменениями вошли все положения, принятые при Эдуарде VI (сын Генриха VIII, правил после Генриха и до Марии Кровавой) в качестве основы англиканской церкви, сущность учения которой выражена в статье 5, гласящей, что "Священное Писание заключает в себе все необходимое для спасения, все же, чего нельзя в нем вычитать, не признается учением церкви и никто не обязан веровать в это". Статья 24-я устанавливает богослужение на английском языке, указывая, что "противно слову Божьему и обычаю первобытной церкви, чтобы в храме возносились молитвы или совершались таинства на языке, непонятном для народа". Духовенство хотело добавить строгое наказание всякому, кто будет стараться отменить, унизить или преступить эти статьи, но королева и Тайный совет в целях сохранения мира в государстве отвергли это предложение>. 

В 1583 году была учреждена Судебная комиссия, которая стала энергично преследовать всех, не подчинявшихся верховной власти королевы в делах религии. 
В отличие от Филипа Елизавета воспитывалась без родительского участия. Её мать казнили по приказу её отца, ребёнка признали бастардом ("bastard" - внебрачный ребёнок, байстрюк). Во время правления её сводной сестры - ревностной католички Марии - Елизавета постоянно была на волосок от гибели. Испытания не только закалили её характер, но научили ловкости, умению "выживать" в критических условиях. 

Филип Испанский рос под пристальным надзором родителей. Мать - Изабелла Португальская - была строгой католичкой. Отец чуть не с семи лет обучал Филипа искусству правления. Сын вырос достойным монархом. В конце жизни страдал от мучительной болезни, но переносил все испытания стоически. Филип был более подготовлен к делам правления, но слишком медлителен в решениях. Тогда шутили, что "если бы смерть приходила из Мадрида, все жили бы дольше". Филип был старомоден по образу мыслей, его система абсолютной власти столкнулась с "демократичностью" Елизаветы. Новое время требовало быстроты и предприимчивости.

Английская королева во всём советовалась с преданными ей людьми, но решения всегда принимала самостоятельно. 
Она помогла протестантам Шотландии (1559-60), усиленно поддерживала восстания в подвластных Испании Нидерландах. Искатели новых земель для Её величества, прежде всего Фрэнсис Дрэйк (1540-1596), бессовестно грабили испанские владения в Америке и Африке, заходили даже на Пиренейский полуостров.

<Когда готовился поход Дрейка в 1577 году, английская королева Елизавета поклялась отрубать
голову всякому, кто известит о нем испанцев. Дрейк в 1578-1580 годах проник через Магелланов 
пролив в Тихий океан и, ограбив испанские колонии в Чили и Перу, захватил золото инков, серебро и жемчуг. Прибыль акционеров составила 4700%. Открытая война с Испанией стала неизбежной>.

Фрэйнсис Дрэйк, Джон Хоукинс, Мартин Фробишер были пиратами, но они добывали новые колонии для своей королевы, а во время плаваний грабили испанские суда, перевозившие золото из Америки. Войны с "еретиками" "вынимали" из испанской казны безумное количество средств, английские пираты под верховным покровительством грабили испанские колонии. Усиливался военный флот бунтующей против Испании Голландии.
 
Филип попытался возвести на английский престол Марию Стюарт - внучатую племянницу Генриха 
VIII, католичку, совершенно уверенную в своем королевском достоинстве по сравнению с Елизаветой, родившейся от незаконного, по мнению католической церкви, брака Генриха VIII. Заговор был раскрыт (1586 год), через год Елизавета отдала приказ о казни Марии Стюарт. 

<Елизавета не хотела казнить Марию Стюарт. "Разве государственный долг обязал моего отца казнить мою мать?". Советники и народ требовали казни>.

Это событие стало "последней каплей" для Филипа. 
В Англии правит королева-"еретичка", она сильна и могущественна, потому что сделала своих
подданных своими союзниками через любовь к себе. Филипа почитали, перед ним благоговели, его
смертельно боялись, но не любили. Ошибкой стало использование инквизиции против собственного народа. Бессмысленно надеяться на силу рабов. Армада ("вооружённая эскадра" (исп.)) насилия победила свободный дух завоевания.
Филип допустил тактические ошибки. Он недооценил врага и слишком понадеялся на Божью помощь.
Провидение решило помочь Англии.



Grande y Felicísima Armada


"Нас поведет Сам Господь Бог, чьё дело и святейшую веру мы защищаем, а с Таким Капитаном нам 
нечего бояться" Педро де Рибаденейра


127 кораблей Великой и Счастливейшей Армады 29 мая 1588 года вышли из лиссабонской гавани.
Моряков сопровождали священники. Перед походом каждый солдат и офицер исповедался и причастился.

Армада включала: 2430 орудий, 30500 человек, из них 18973 солдата, 8050 матросов, 2088 рабов-гребцов, 1389 офицеров, дворян, священников и врачей.

Запасы питания: миллионы галет, 600 000 фунтов солёной рыбы и солонины, 400 000 фунтов риса, 
300 000 фунтов сыра, 40 000 галлонов оливкового масла, 14 000 бочек вина, 6000 мешков бобов.

Боеприпасы: 500 000 зарядов пороха, 124 000 ядер. 

Флотилия включала шесть эскадр: "Андалусия" (Педро де Вальдес), "Бискайя" (Хуан Мартинес де Рекальдо), "Левант" (Мартин де Бертендона), "Кастилия" (Диего Флорес де Вальдес), "Гипускоа" (Мигель де Окендо) и "Португалия" (Алонсо Перес де Гусман).
Также: 4 неаполитанских галеаса - 635 человек, 50 орудий (Гуго де Монкада); 4 португальских галеры - 320 человек, 20 орудий; множество лёгких судов для разведки и посылок (Антонио де Мендоса) и судов с запасами (Хуан Гомес де Медина).

Руководил испанским флотом дон Алонсо Перес де Гусман, герцог Мединский, рыцарь ордена Золотого Руна: он был хорошим руководителем, но ничего не смыслил в морском деле.


Английской флотилией командовал лорд Говард Эффингем (Lord Howard of Effingham), а также сэр Френсис Дрейк и сэр Джон Хокинс и вся "пиратская гвардия".

<Именами победителей сражения с Армадой в XX веке назовут крейсеры Королевского военно-морского флота Великобритании:
"Хокинс" — заложен 3 июня 1916 г., спущен 1 октября 1917 г., вошёл в строй 23 июля 1919 г., назван в честь адмирала Джона Хокинса;
"Фробишер" — заложен 2 августа 1916 г., спущен 20 марта 1920 г., вошёл в строй 20 сентября 1924 г., назван в честь мореплавателя Мартина Фробишера;
"Эффингем" — заложен 6 апреля 1917 г., спущен 8 июня 1921 г., вошёл в строй 2 июля 1925 г., назван в честь Чарльза Ховарда, лорда Эффингема;
"Кэвендиш" — заложен 29 июня 1916 г., спущен 17 января 1918 г., вошёл в строй 21 сентября 1918 г., назван в честь мореплавателя Томаса Кэвендиша;
"Релей" — заложен 4 октября 1916 г., спущен 28 сентября 1919 г., вошёл в строй 15 апреля 1921 г., назван в честь сэра Уолтера Релея>.

 

Несмотря на позиционирование мощи, Англия не была готова к войне. Неурожай, высокие цены на
хлеб, отказ иностранных банкиров в займе английской короне. Английский военно-морской флот
состоял из 34 кораблей с шестью тысячами моряков (!). Но Англия превратила оборону в общенациональное дело, оборудовав более ста торговых ("пиратских") кораблей новой техникой. 
Высокие неповоротливые "абордажные" судна англичане заменили на низкие маневренные шхуны с 
пушками на борту. "Высокий" абордажный флот Испании не мог тягаться с лёгкими судами английского предпринимательства.

Начало

Неудачи для Испании начались сразу. Шторм загнал только что стартовавшую флотилию в порт Ля-Корунья на северо-западе Испании. Там отремонтировали корабли и пополнили запасы провизии. Но продовольствия всё равно не доставало (!). К тому же Испанцев преследовала эпидемия (потом она передастся англичанам). 
Уже тогда Перес де Гусман написал королю, что сомневается в успехе предприятия. Но Филип приказал твёрдо держаться плана. 
Они должны подойти к проливу Ла-Манш и объединиться с 30-тысячной гвардией отважного наместника в Нидерландах (и основателя будущей Бельгии) Алессандро Фарнезе, герцога Пармского (1545-1592) - его армия стояла в голландской провинции Фландрия, которой владела тогда Испания - затем высадиться в английском графстве Эссекс и пойти на Лондон. Филип рассчитывал и на помощь английских католиков.

Сражение у Ла-Манша

Только через два месяца после выхода из лиссабонской гавани огромный и неповоротливый 
испанский флот добрался до Ла-Манша. Когда 29 июля 1988 года он приблизился к юго-западному побережью английского графства Плимут (остров Уайт), чтобы дождаться вестей от герцога Пармского, тут уже поджидали английские военные суда. 30 июля Западная эскадра английского флота зашла Армаде в тыл, на следующий день атаковала её.
Флагманский корабль Педро де Вальдеса столкнулся с "Санта Каталиной" и потерял мачту. Затем на "Сан Сальвадоре" (San Salvador), где находилась казна флота, по неизвестной причине вспыхнул пожар. Казну и оставшихся в живых членов экипажа удалось снять, но корабль пришлось оставить. А на рассвете 1 августа отставший "Розарио" (Nuestra Señora del Rosario) и обломки "Сан Сальвадора" были захвачены Дрейком.
Испанский флот состоял из высокобортных судов с множеством пушек малой дальнобойности. Имея массивные башни на носу и корме, они напоминали плавучие крепости, хорошо приспособленные к абордажному бою и штурмовой атаке. Корабли англичан были ниже, но манёвреннее, и оснащены большим количеством дальнобойных пушек. Англичане рассчитывали, что не подойдут близко к противнику и уничтожат его на расстоянии. Учитывая манёвренность и артиллерийскую силу английского флота, испанский адмирал для лучшей защиты расположил свой флот полумесяцем, поставив по краям самые сильные военные корабли с дальнобойной артиллерией. С какой стороны ни подошёл бы противник, Армада могла развернуться и отразить атаку.
Английский флот был разделён на четыре отряда, которые вели поочерёдный обстрел врага.
Испанцы сохраняли боевой порядок в форме полумесяца с транспортами посередине. После нескольких стычек им удалось отогнать испанский флот на некоторое расстояние, но при этом они потеряли почти все свои боеприпасы, не причинив противнику существенного вреда. Удача улыбнулась испанцам, но только на короткое время. Испанский командующий Медина Сидония не догадывался о недостатке боеприпасов у англичан. Их беглый огонь убеждал его в обратном и Де Гусман принял решение двигаться к берегам Фландрии, навстречу Парме, который так и не дал о себе знать до сих пор.
На всём протяжении Ла-Манша оба флота вели перестрелку. Занятая испанцами оборонная позиция оправдала себя: англичанам с помощью дальнобойного оружия так и не удалось потопить ни одного испанского корабля. Английские капитаны решили во что бы то ни стало нарушить строевой порядок врага и приблизиться к нему на расстояние выстрела. Это им удалось 7 августа.

5 августа Армада двинулась к Кале. Западная эскадра последовала за ней. Комендантом Кале в то время был Жиро де Молеон, католик, симпатизировавший испанцам и ненавидевший англичан. Гавань Кале, слишком маленькая для такого огромного флота, всё же позволила испанским судам встать на якорь под прикрытием береговых батарей, где они были в относительной безопасности от английских атак, и пополнить запасы воды и продовольствия. Дальше, в сторону Дюнкерка, испанский флот двигаться не мог — выяснилось, что голландцы убрали все бакены и другие навигационные знаки к востоку от Кале, как раз там, где начинаются банки и отмели, и что англичане и голландцы курсируют в районе Дюнкерка, готовые перехватить транспорты Пармы.

В ночь с 7 на 8 августа англичане направили в сторону стоявших на якоре близко друг к другу (бухта была узкой) испанских кораблей восемь брандеров. 

<Брандер ("Brander" (нем.)) — корабль, нагруженный легкогорючими либо взрывчатыми веществами, используемый для поджога и уничтожения вражеских судов. Мог управляться экипажем, покидавшим судно в середине пути, либо сплавляться по течению или по ветру в сторону вражеского флота. Потеряли своё значение в связи с распространением металлических судов. 
В эпоху парового флота термин «брандер» стал применяться к кораблям-смертникам, предназначенным для блокирования судоходных фарватеров на внутренних рейдах и в проливах. Во время русско-японской войны японский флот применял атаки брандеров для блокирования российских кораблей первой тихоокеанской эскадры в гавани Порт-Артура.
Система "Брандер" используется для подготовки русских специалистов рукопашного боя как метод ведения скоротечных огневых контактов с одним или несколькими противниками на месте, при ограниченном маневре и в движении (с остановками и без них) на дистанциях (в зависимости от типа и мощности короткоствольного оружия) от 150 до 0 метров.
В словообороте: "запустить или подпустить брандер" или, чаще, "брандера" означает сказать что-нибудь, чтобы вызвать ссору. Например, в разведывательных целях — вызвать ссору, спровоцировать противника, диверсанта, агента на активные действия, «открыть» его. Вызвать огонь на себя>.

Испанцы запаниковали. Они приняли обыкновенные брандеры, груженые хворостом, смолой и соломой, за начиненные порохом «адские машины», с которыми они уже встречались во время войны в Нидерландах. Многие испанцы перерубили якорные канаты. Лишившись якорей, они уже не могли сохранять боевой порядок. Сами брандеры не причинили испанцам никакого вреда, но многие корабли Армады пострадали от столкновений с соседними судами. Лорд Говард Эффингем не мог в полной мере воспользоваться замешательством противника — не хватало пороха и ядер. Англичане ограничились атакой на потерявший управление галеас, дрейфовавший у входа в бухту. Испанский адмирал остался на месте с четырьмя большими галеонами. Он был готов принять бой, рассчитывая задержать англичан и дать остальным кораблям Армады время перестроиться. Испанцы попытались уйти от опасности. Мощный ветер и сильное течение понесли их на север.

Гравелинское сражение

<Гравелин ("Gravelines" (фр.), "Grevelingen" (голл.)) — один из самых северных городов Франции, расположен на побережье Северного моря между Дюнкерком и Кале, близ устья реки Аа. В 1999 году население - 12 500 жителей. Обязан своим возникновением работам по превращению Аа в судоходный канал, которые проводились в XII веке графами Фландрскими. Название города переводится с голландского как «графский канал». В XIX веке из-за заиления древнего канала и конкуренции со стороны Кале и Дюнкерка город теряет портовое значение и превращается в рыболовецкую деревушку. Его возрождение связано с сооружением в 1980-е годы Гравелинской АЭС — самой мощной в Западной Европе>.

На следующий день, 8 августа, на рассвете состоялся решающий бой. Англичане получили подкрепления и боеприпасы: к ним присоединилась эскадра лорда Сеймура (Lord Henry Seymour). Теперь они приступили к открытому бою. Cражение произошло между Гравелинской отмелью и Остенде (город кальвинистов). Атаку возглавил Фрэнсис Дрэйк. Его корабли обстреляли испанцев с близкого расстояния (100 метров). Так поступил и отряд Фробишера (Martin Frobisher). Англичане по-прежнему избегали абордажных схваток. Обстрел с близкого расстояния причинял испанским кораблям значительные разрушения. Огонь сосредоточивали на судах, оторвавшихся от строя. Испанские чугунные ядра имели технологический дефект: они разлетались на куски при ударе об обшивку, не пробивая её. А сила отдачи была так велика, что испанцы причиняли большой вред собственным же судам. Канонада продолжалась около девяти часов. Испанские корабли, менее маневренные, из-за встречного ветра не могли помочь друг другу. Англичанам удалось потопить один или два испанских судна и повредить ещё несколько. Матросы едва успевали откачивать воду с пробитого в нескольких местах испанского флагмана. Потеряв управление, один испанец сел на мель у Кале, три корабля, отнесенные ветром на восток, где они тоже сели на мель, были вскоре захвачены голландцами. Англичане не потеряли ни одного корабля, было убито около 100 человек. Испанцы в этом бою потеряли 600 человек убитыми и около 800 ранеными. 

Полной победы это сражение англичанам не принесло. У них опять закончились боеприпасы, которые, на этот раз, в ближайшее время восполниться не могли. Медина Сидония снова не подозревал об этом и не решился атаковать противника, тем более, что его собственный запас пороха и ядер подходил к концу. Испанский адмирал уверился в том, что с имеющимися у него силами установить контроль над проливом невозможно, а о том, чтобы двигаться к устью Темзы не могло быть и речи. 9 августа, не предупредив Парму, он направился на север, намереваясь обогнуть Шотландию и спуститься на юг вдоль западного берега Ирландии (окончательное решение использовать этот обходной путь было принято 13 августа). Дрейфовать к востоку от Англии не имело смысла — Армаду могло снести на фламандские банки. Возвращаться назад через Дуврский пролив Медина Сидония тоже не решился, опасаясь новых атак английского флота — испанцы не знали о затруднениях англичан и упустили шанс вернуться домой до начала осенних штормов.


Возвращение


Продовольствие заканчивалось, бочки протекали, не хватало воды. Многие повреждённые корабли
еле держались на плаву. 
В течение двух дней англичане преследовали Армаду. 11 августа они получили известие, что армия герцога Пармы готова к погрузке на суда (до командования Армады это известие, видимо, не дошло, а Парма все ещё надеялся, что Армада подойдет к Дюнкерку и прикроет его транспорты), и тогда Сеймур вернулся со своим отрядом к Даунс, чтобы предотвратить её возможную высадку. Остальные английские корабли преследовали Армаду ещё сутки, затем повернули назад, поскольку не имели на борту достаточно воды и продовольствия. Намерения испанцев англичанам были неизвестны, они предполагали, что Армада может пополнить запасы у берегов Дании или Норвегии и вернуться назад, поэтому английский флот ещё в течение многих дней находился в боевой готовности.

Армада тем временем обогнула Шотландию и 21 августа вышла в Атлантический океан. Испанские моряки плохо знали этот район, навигационных карт на него у них не было. Начавшиеся в сентябре штормы разметали испанский флот, многие корабли, сбившись с курса, разбились о прибрежные скалы Ирландии, выбравшиеся на берег испанцы были либо убиты на месте местными жителями, либо захвачены в плен ради выкупа. 

<Есть предание, что здесь испанскую флотилию встретили люди королевы пиратов Ирландии Грануэль или Грэйс О'Мэлли (Grace O'Malley) и потопили испанский галеон. Ирландцы всегда ненавидели завоевателей-англичан и не раз призывали на помощь французов и испанцев. Но документально подтверждено, что Грэйс лично встречалась с Елизаветой Английской и выпросила освобождения из английского плена своего сына. Сына освободили в обмен на прекращение всякого ирландского сопротивления. Возможно, Грэйс участвовала и в разгроме испанцев. Но её "мир" с Елизаветой длился недолго>.


Всего Армада потеряла около 3/4 личного состава. Между 22 сентября и 14 октября уцелевшие 67 или 65 её кораблей (из первоначальных 127) достигли испанских берегов.

Уже встав на якорь в испанском порту, экипажи нескольких кораблей буквально умирали от голода. В испанском порту Лоредо один корабль сел на мель: у выживших матросов не было сил, чтобы спустить паруса и бросить якорь.


Далее
 
В следующем году протестант Генрих IV стал королем Франции, и Испания, до того поддерживавшая французских католиков тайно, открыто ввязалась в гражданскую войну. Введя войска во Францию, герцог Пармский уже не смог подавить сопротивление Нидерландов. Более того, испанское вмешательство лишь обозлило французов: население страны в целом поддержало короля Генриха, и на подписании мира в Вервене (1598) Испания обнаружила, что осталась, по сути, ни с чем.

Правление Филиппа II закончилось безрадостно. При Филиппе III (1598-1621) страна получила
передышку, заключив мир с Англией и 12-летнее перемирие с голландцами. Но жестокие военные
поборы, безразличие дворянской верхушки к развитию экономики и потери в деньгах и людях 
разорили империю. Испанская корона оказалась должником генуэзских и немецких банкиров. 
Филипп III, от имени которого фактически правил его фаворит герцог Лерма, не сделал ничего, 
чтобы исправить положение.
Начавшийся в середине XVI века расцвет испанской литературы и искусства продолжался, дав
человечеству Сервантеса и Веласкеса; но политический закат Испании был совсем близок.
Филипп IV (1621-65) также был игрушкой в руках своих фаворитов. Испания уже не могла вмешиваться в европейские дела. Возобновление действий в Нидерландах и прямая помощь австрийским Габсбургам в Тридцатилетней войне за Германию (1б18-48) между католиками и протестантами окончательно подорвали ее силы. Испанская армия по-прежнему храбро сражалась, но победа ускользала от нее. Все это время - 1б20-30-е годы - Франция во главе с Ришелье терпеливо ждала своего часа и вступила в конфликт лишь в 1635 году. До начала 40-х годов Испания чудом держалась, но в 1640 восстала (и позже добилась независимости) Португалия; в том же году взбунтовалась Каталония. А в 1643 году французская армия наголову разбила испанцев при Рокруа. Так закончилось более чем столетнее военное превосходство Испании в Европе.
В 1648 году Тридцатилетняя война завершилась Вестфальским миром, а в Мюнстере Испания де-юре
признала независимость Соединенных провинций (Нидерландов) - первой буржуазной республики. 
Война с Францией тянулась вплоть до 1659 года, когда Испания пошла на территориальные уступки, фактически признав себя побежденной. Но эти потери были ничем по сравнению с состоянием глубокого упадка, в котором внезапно оказалась страна, сохранявшая огромные владения, но стремительно терявшая свое место среди великих европейских держав.

В начале 18 века борьба европейских династий за испанский престол привела к войне за Испанское наследство, на смену Габсбургам пришли Бурбоны. 
В 19 веке произошло 5 незавершенных революций: в 1808—14, 1820—23, 1834—43, 1854—56 и 1868—74 годах. Борьба шла не столько между монархистами и либералами, сколько между сторонниками модернизации и традиционалистами. После всех революций утвердилась конституционная монархия.

В 1812—26 годах добилась независимости большая часть испанских колоний в Латинской Америке, к началу 20 века оставшиеся в основном перешли к США и Германии. 

"Что ж, Пастырь наш небесный,
Свой гурт бросаешь плачущим и сирым
В глухой долине тесной...
Вчера - сама отрада,
Теперь - добыча мрака и унынья,
Взлелеянные чада,
Покинутые ныне,
Чем станут жить в земной своей пустыне?"

Фрай Луис де Леон "На Вознесение Господне" ("Иностранная литература", 1993, 11, стр. 173)

Источники:
- Брокгауз и Ефрон. Энциклопедический словарь. СПб, 1880;
- Большая советская энциклопедия. М. 1930, 1970 Советская историческая энциклопедия. М, 
1970;
- Л.П.Карсавин. Монашество в средние века. СПб, 1912;
- Г.Ч.Ли. История инквизиции в средние века в 2 томах. СПб, 1911;
- http://www.hrono.ru/religia/katolik/dominikan.html;
- http://www.krugosvet.ru/enc/istoriya/DOMINIKANTSI.html;
- http://www.krugosvet.ru/enc/istoriya/INKVIZITSIYA.html;
- http://www.infoliolib.info/sprav/brokgaus/1/1812.html;
- http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz/13246;
- http://cultinfo.ru/fulltext/1/001/008/078/168.htm;
- Хуан-Антонио Льоренте "История испанской инквизиции";
- Articles I to VIII: The Catholic Faith // 39 статей;
- Creeds and Authorized Affirmations of Faith;
- Томас Мор "Утопия";
- Фридрих Шиллер "Дон Карлос";
- Генрих Манн "Юность и зрелость короля Генриха IV";
- Томас Манн "Тонио Крюгер";
- Ошис "Нидерландские гуманисты и Эразм Роттердамский";
- Яковлева Л.Е, "Испанская и русская философские традиции: общее и особенное";
- В.Константинов "Интересная газета плюс. Загадки цивилизации";
- http://world.lib.ru/s/shalaj_a_w/escorial.shtml;
- Педро Кальдерон "Жизнь есть сон";
- http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/6372/;
- http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Aslan/20.php;
- http://manger.ru/vsem/isp.htm;
- http://ru.wikipedia.org/wiki/Система_Брандер;
- Альфред Штенцель, История войны на море (Поход Великой Армады);
- http://revolution.allbest.ru/literature/00014915_0.html

 

Оставить комментарий:
* Имя:
Ваш e-mail
*Комментарий:
*Код на изображении:

   Последние обновления:
фильмы
Дурак
06.06.2017
Кундун
01.06.2017
Чучело
28.05.2017

личности в кино

статьи

Троник:сделайте сайт у нас
История Олимпийских Игр
От античности до современности
Петр и Патрик
Все об Ирландии