Хорошее кино
Хорошее кино
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я | Весь список
Роми Шнайдер

  КОГДА ОТЦВЕЛА СИРЕНЬ

Будущая звезда Розмари Альбахем-Ретти ро­дилась в Вене 23 сентября 1938 года в семье известных актеров: немка Магда Шнайдер просла­вилась после фильма «Либели», австриец Вольф Альбахем-Ретти был героем нашумевшей в те годы ленты «Черный гусар».

Увы, семейное счастье этой пары оказалось ко­ротким. Даже будучи женатым человеком, Вольф продолжал считать, что его удел — не семья, а «ви­но, женщины и пение». В конце концов он ушел к другой актрисе, и трехлетняя Роми пережила первое в жизни большое потрясение. Когда ей исполнилось семь, родители развелись официально. Несмотря ни на что, девочка очень любила своего легкомыслен­ного отца и всегда сравнивала с ним окружающих ее мужчин.

В 1949-м Роми поместили в католическую шко­лу-интернат недалеко от Зальцбурга. Отсюда девочку ни разу не забрали домой на каникулы. По воспоми­наниям преподавателей, у нее почти не было личных вещей: мать никогда и ничего ей не присылала, а на­вещала очень редко. Радость девочке доставляли лишь уроки рисования и школьные спектакли.

Но потом Магда Шнайдер удачно вышла замуж за богатого предпринимателя, да еще и вернулась в кинематограф. Жизнь Роми тоже изменилась: у нее появилось подобие семьи, причем весьма обеспе­ченной. Теперь она проводила каникулы в роскош­ном имении отчима в баварских Альпах.

Шло время, и однажды продюсер матери пред­ложил юной Роми (ей не было и пятнадцати) сыг­рать вместе со Шнайдер - старшей в сентименталь­ной комедии «Белая сирень». С помощью матери и отчима ей удалось сняться еще в нескольких подоб­ных мелодраматических «шедеврах». Мать выби­рала за нее роли, а предприимчивый отчим вклады­вал гонорары Роми в свой бизнес. «Я изображала красавиц с таким усилием, что судорогой сводило мышцы», — признавалась потом актриса.

Наверное, такое же ощущение не покидало Роми и на съемках трилогии об императрице Елизаве­те. В народе о ней складывали легенды и ласково звали Сисси, или Зисси. Чего стоил один парик ве­сом почти в шесть килограммов, который актриса должна была носить весь съемочный день! К слову, сюжет фильма имел очень мало общего с реальны­ми событиями: режиссер просто предпочел ком­мерческую выгоду исторической правде.

Но юная актриса так блеснула здесь своим буйным темпера­ментом, а фильм имел настолько грандиозный успех, что у памятника императрице Елизавете, воздвигнутого впоследствии в центральном парке Beны, явно преступали черты Роми Шнайдер. Да что говорить - пример сегодняшний. Идеалом одной из героинь по иулярно го и в нашей стране ав­стрийского телесериала «Комиссар Рекс» была им­ператрица Сисси. Молодая женщина настолько стре­милась походить на нее во всем, что это превратилось в манию и дало толчок серьезному психическому заболеванию. Но любопытно другое: актриса, подоб­ранная для этой роли, имеет изрядное сходство во­все нес реальной императрицей, чьи портреты раз­вешаны в ее доме, а с... Роми Шнайдер!

Роми не случайно стала кумиром и идеалом це­лого поколения: в роли Сисси она воплотила мечту австрийцев об идеальной женщине — искренней, любящей, с чувством собственного достоинства. Сама же она страдала от того, что ее повсюду при­нимали за «принцессу из кино». «Я сделала все, чтобы освободиться от этого образа, который бук­вально прилип ко мне!» — в запальчивости бросала она родным. Но мать и отчим, убеждая, что это необходимо для будущей карьеры, сумели уговорить ее сняться еще в двух фильмах.

Вдохновленные успехом, продюсеры и режиссер задумали четвертый фильм из эпопеи о Сисси. Но тут терпение у «малышки» Роми иссякло, и она вы­дала свое категорическое «Нет!». Замену ей искать и не пробовали: все понимали, что образ молодой императрицы прочно связан у зрителя c обликомРоми.

Кстати, одна из красивейших актрис мирового экрана довольно критически относилась к своей внешности. Да, на экране Роми выглядела бесподобно, оставаясь в любом ракурсе и при любом ос­вещении настоящей красавицей. Но в жизни она часто переживала из-за своих чересчур пухлых ще­чек и небольших глаз. Не нравилась ей и собствен­ная фигура — коренастая и недостаточно, на ее взгляд, изящная...

Ее первой любовью стал прожигатель жизни, некий Курт Юргенс. Роми для него оказалась лишь очередным цветком в богатой коллекции прекрасных женщин. Когда он оставил Роми, она чуть не покон­чила с собой. А придя в себя, переехала в Париж, куда ее пригласили для участия в создании фильма «Кри­стина» (на счету девятнадцатилетней актрисы уже было тринадцать картин). На съемках Роми и позна­комилась с молодым Аленом Делоном. Одни расска­зывают, что именно она выбрала его партнером, про­сматривая веер фотографий. Другие утверждают: Ро­ми возмущалась, что, не спросив ее согласия, ей дали в партнеры какого-то безвестного Делона!

Как бы то ни было, их первую встречу Роми описала сама в своем дневнике: «У трапа стоял чрезвычайно красивый, чрезвычайно молодой и чрезвычайно модно одетый человек — Ален Делон. Он не говорил по-английски, а я по-французски. Мы пытались разговаривать, мешая отдельные слова разных языков. С настоящим Аленом я познако­милась уже позже, в Париже. Это был еще совсем юный, растрепанный и дикий молодой человек в го­лубой джинсовке и спортивной майке. Он всегда и всюду опаздывал и с невероятной скоростью носился по улицам Парижа в своем «рено». О нем посто­янно рассказывали всяческие небылицы. Сначала мы совсем не понравились друг другу...»

И действительно: после их первой встречи Делон сказал, что Роми напоминает ему «розовощеких Гретхен из поздравительных открыток». Роми не ос­талась в долгу: «Шесть месяцев работать с этим са­мовлюбленным идиотом?!» В постель на съемках она с ним не ляжет ни за что! Никаких поцелуев!

Роми буквально с ума сходила от бешенства, ко­гда видела этого «озабоченного лишь своей внеш­ностью» красавца. Ее раздражали его опоздания на съемочную площадку, его безразличие к ней и под­черкнуто-деловая любезность. Она привыкла, что в Германии вызывала восхищение и любовь публики, Делон же вел себя так, словно понятия не имел, звезда какой величины работает рядом с ним. Но прошло какое-то время, и молодые актеры потре­бовали.. . увеличить количество любовных сцен.

Перед тем как начались натурные съемки в Be не, Ален и Роми отправились в Брюссель на Празд­ник кино. В дороге они больше не ссорились, более того — между ними началось нечто вроде флирта. Мать Роми, Магда, немедленно заметила в дочери разительную перемену и была возмущена до преде­ла: как могла ее дочь влюбиться во «французского плебея»? Ведь Роми была достаточно богата и не­зависима, а у босяка Делона не имелось ничего кроме старенькой машины и сомнительной репута­ции «первого французского соблазнителя»... Нота­ции, как это обычно и бывает, возымели противо­положное действие — Роми уехала вслед за Аленом в Париж и поселилась в его квартире.

Пережив первый шок, родственники юной ак­трисы решили не устраивать публичного скандала, а придать отношениям Роми с ненавистным «фран­цузиком» хотя бы подобие приличия. Они затеяли долгую переписку с Аленом, чтобы втолковать ему, в каком двусмысленном положении оказалась из-за него Роми. Наконец Делон согласился на обруче­ние. Роми узнала о вмешательстве родных только во время церемонии. Как сама она признавалась позд­нее: «Об обручении мы поговаривали, а о браке ни­когда. Ален и так был моим супругом, а я — его же­ной. Мы не нуждались ни в каких документах».

Отчим Роми пригласил на эту помолвку фотогра­фов из всех крупных журналов. О женихе Роми Шнайдер узнала вся Европа... Историки кино счита­ют: именно этот «промоушн» и сделал имя Делону.

Их роман длился более пяти лет, но... С тех са­мых пор артистическая карьера Алена стремительно пошла в гору. Все внимание прессы привлекал именно он, а Роми оставалась в стороне, все больше напоминая его бледную тень. Молодая актриса сильно переживала, подчас у нее случались непро­извольные истерики. У Делона на все происходящее была своя собственная точка зрения. Причину слез своей подруги он видел лишь в том, что она лишена достатка и роскоши, к которым привыкла дома: «Роми принадлежала к тому классу, который я не­навидел больше всего на свете. Как я мог за корот­кий срок освободить ее от тех взглядов, которыми ее пичкали до этого двадцать лет? Существовали две Роми Шнайдер. Первую я любил больше всего на свете. А вторую я так же яростно ненавидел».Позже Ален не без гордости признается: «Ты любила меня. И я сделал тебя француженкой, фран­цузской кинозвездой. Да, это моя заслуга! И страна эта — Франция, которую ты полюбила, — из-за меня стала твоей родиной».

Семейная жизнь явно не складывалась... Роми в своем дневнике писала, что вечера в их парижском доме были непохожи один на другой: то они ворко­вали несколько часов подряд, то ругались. Делон стал распускать руки, все чаще оставлял свою под­ругу одну, а сам проводил время в компании при­ятелей.

Несмотря на сложную ситуацию в личной жиз­ни, Роми продолжала работать. Кстати, в одном из фильмов под названием «Катя — некоронованная особа» ей довелось сыграть русскую девушку Екате­рину Долгорукую, которая стала морганатической супругой императора Александра II...

«Среди актеров-французов, виртуозно поль­зующихся всем арсеналом национальной культуры, блестяще владеющих речью, Роми — «провинциал­ка», плохо говорящая по-французски,  — осмели­вается заново начать свою актерскую карьеру в Па­риже, — пишет историк кино Кора Церетели. — Она упорно, с нечеловеческой терпеливостью, по 8 часов в день занимается французской фонетикой и дикцией...»

 

«Нет, не только из-за него Роми сперва приоб­рела, потом завоевала Францию, — считает К. Це­ретели. — Было еще нечто не менее значительное и магически неотвратимое, чем пламенная любовь к Алену. А именно: беззаветная любовь к искусству и интуитивное сознание своего неоспоримого места в нем — непременный спутник большого дарова­ния...»

Роми с головой ушла в учебу. А на досуге она, обрученная с Делоном перед фотокамерами всего мира, сопровождала Алена на театральных премье­рах и вечеринках, присутствовала на всех его съем­ках... Это стало для нее своеобразным стимулом, чтобы всегда быть в форме и не забывать про гим­настику, диету, сауну, бассейн, косметологические процедуры.

Великий Лукино Висконти впервые увидел Роми на студии во время съемок фильма «Рокко и его братья». Режиссер внимательно и придирчиво ог­лядел девушку Делона.

Принимая во внимание, что режиссер был откро­венным гомосексуалистом, остается догадываться, о чем думала Роми... «В те времена... много болтали об их отношениях. Я считаю, что Висконти просто любил Алена, ибо чуял в нем талант большого актера, и ему хотелось придать форму этой сырой материи. При этом он вел себя как тиран, претендуя на его ис­ключительное внимание». Ален в собственной книге продолжил эту тему: «Это был эстет, он любил красо­ту, отдавая предпочтение мужской. Он не был влюб­лен в меня, но увлечен, это верно».

Магда Шнайдер была более откровенна: «Роми делит Делона с муж­чиной... Он заставлял ее приобщаться к новой мора­ли... Там мужчины могут спать с мужчинами. За это мужчины могут получать от мужчин деньги, роли или квартиры».

«Считая Алена не только своим учеником, но и своим открытием, доверив ему, все еще начинаю­щему актеру, главную роль в фильме, Висконти ревновал Алена к кругу веселой, бесшабашной, рас­кованной молодежи, которому тот безраздельно принадлежал», — повествует К. Церетели. О том, что Висконти был гомосексуалистом, К. Церетели, очевидно, не ведает. Как и о том, что Коко Ша­нель — это женщина.

«Коко Шанель помог ей стать парижанкой: «Ах вы, маленькая, симпатичная булочка!» — сказал он ей (выделенфнами. — Авт.) при первой встрече... Одеваясь у Коко Шанель, Роми со временем стала его гордостью, его моделью. Но к Коко Шанель ее привел Висконти. Это он попросил друга порабо­тать со своей подопечной — над ее походкой, при­ческой, манерами...» Читать это тем более забавно, что на самом деле в этой истории фигурировал не­кий Жак Шанель.


В Париже Висконти поставил пьесу «Как жаль, то ты потаскушка», где Роми выступила в паре с Делоном. Она очень нервничала на репетициях, т.к. не имела театрального опыта, ужасно стесня­лась своего немецкого акцента, боялась разочаро­вать требовательного Висконти. Именно тогда она впервые начала искать поддержку в алкоголе. А тут еще незадолго перед премьерой попала в больницу с перитонитом...

На премьере 29 марта 1961 года присутствовал, кажется, весь богемный Париж: Анна Маньяни, Ин­грид Бергман, Жан Маре, Жан Кокто, Мишель Мор­ган, Ив Монтан... Полгода спустя другая крупная победа — роль Нины Заречной в чеховской «Чайке». А главное — одно за другим посыпались предложения кинорежиссфов. Она, разумеется, выбрала Вискон­ти, предложившего ей роль в своем фильме «Боккаччо-70». Ее работой в этой картине заинтересовались американские продюсеры, приехавшие на Каннский фестиваль. Компания «Коламбия» подписала с Роми контракт сразу на семь фильмов...

В Голливуде она жила на роскошной вилле, ра­ботая в сумасшедшем темпе — снималась по четыр­надцать часов в сутки и... очень скучала по своему Алену.

А Делон снимался в Европе и все чаще появлял­ся на страницах газет и журналов с некой Натали Бартелеми — по последним данным, профессио­нальной марсельской проституткой, чье настоящее имя было Франсин Канова. Ходили сплетни, что Ален выкупил ее у корыстолюбивого сутенера, ко­торый зарабатывал на этой опытной жрице любви немалые деньги.

Незадолго до окончания съемок фильма «Хоро­ший сосед Сэм» к Роми приехал театральный агент и передал ей прощальное письмо Делона. Впрочем, существует и другая версия их разрыва. Актер по­степенно охладел к своей возлюбленной и однажды обмолвился: «Ты стала шикарной, но перестала быть очаровательной». Когда в 1963 году Роми вернулась со съемок из Голливуда, Делон не встре­тил ее. Придя домой, актриса обнаружила там только записку от него и букет из сорока черных роз. В записке значилось: «Наша профессия — мы со­всем не видимся и сталкиваемся в аэропортах — лишает нас всякого шанса избежать разрыва. Я возвращаю тебе свободу и навсегда оставляю тебе свое сердце!»

Насчет сердца Делон явно погорячился... Не так давно заверявший Роми, что он не приемлет «всех этих буржуазных условностей» и поэтому ни­когда ни на ком не женится, Делон вскоре стал офи­циальным супругом той самой Натали. Молодая жена через два месяца после свадьбы родила сына, но вскоре бросила Делона, оставив одного с ребен­ком на руках. «Мать ребенка — Натали, очень по­хожая на Алена (такие же потрясающие глаза, та же вызывающая манера поведения), — оставила мужа и сына, и Ален вдруг оказался с младенцем на руках и был в отчаянии, так как не знал, что с ним де­лать... — свидетельствовала дружившая с актером Клаудиа Кардинале. — Не раз я ходила к ним домой и, взяв ребенка на руки, кормила его из рожка...»

Но и оставленной Роми было не легче. Несколь­ко месяцев она жила надеждой на возвращение Але­на, готовая все простить. Но он так и не вернулся...

«Моя жизнь стала адом, —- вспоминала она о том периоде. — Может, я снова смогла бы полю­бить. Но для этого надо еще набраться сил...» Ра­бота и постоянные переезды по Европе немного отвлекали ее от острой боли.

«1 апреля 1965 года... Роскошный светский прием в новом ресторане в Берлине. Магде удалось уговорить Роми поехать с ней. До того вялая, безу­частная Роми вдруг оживилась. На щечках ее снова появился знаменитый «персиковый цвет», — пове­ствует К. Церетели. — Она сбросила наконец свитер и потертые джинсы, в которых проходила полгода, и появилась на приеме ослепительно красивая, в де­кольтированном бархатном вечернем платье, плот­но облегающем безупречную фигуру, богатом жем­чужно - алмазном колье и серьгах... Магда была и обрадована, и удивлена. Она не знала, что в этот день Роми твердо решила покончить со своим за­творничеством, разрушить наконец барьер отчуж­дения, который она сама себе воздвигла после веро­ломной измены Делона... К красавице актрисе со всех сторон потянулись восторженные почитате­ли — засвидетельствовать свое почтение, продюсеры и режиссеры — попробовать заинтересовать ее новой ролью, репортеры - запечатлеть улыбку, жест, взгляд популярной кинозвезды, так долго не появлявшейся в обществе. Но был человек, который весь вечер не сводил с нее глаз. Магда Шнайдер представила его дочери: Гарри Мейен — известный немецкий актер и театральный режиссер. С этого вечера Гарри стал ее тенью...»

Гарральду Гаубенштоку (настоящее имя Гарри) шел сорок первый год, Роми — двадцать седьмой, когда он сделал ей предложение. По другим сведе­ниям, Гарри был давно и счастливо женат, но сразу же развелся, как только узнал о беременности Ро­ми. Он был совсем не похож на Алена...

«Интеллигентный, скромный, — говорила Роми о муже. — Он принес в мою жизнь спокойствие и надежность. Его нельзя не любить. У него велико­лепный европейский юмор и железная логика немца-северянина...»

3 декабря 1966 года родился их первенец, Дэ­вид Кристофер. Роми оказалась нежнейшей мате­рью и хорошей хозяйкой. Хлопоты по устройству роскошной квартиры и сада, заботы о муже и сыне целиком занимали ее. Но и здесь ее подстерегала опасность. Гарри страдал от жутких приступов миг­рени и принимал возбуждающие препараты для борьбы с сонливостью, вызываемой другими лекар­ствами. Роми легкомысленно последовала его примеру и попала в наркотическую зависимость от ле­карств. Гарри к тому же пристрастился к алкого­лю — она старалась не отстать от него...

Однажды раздался спасительный звонок из Па­рижа — режиссер Жак Дерей предложил Роми сыг­рать в его фильме «Бассейн». Камерная, интимная история взаимоотношений двух людей, когда-то любивших друг друга, а ныне внутренне раздражен­ных и причиняющих друг другу боль. В главной ро­ли — Ален Делон. Характер писателя, взрывного самолюбивого садиста, отчасти был списан с харак­тера самого Делона. Своей партнершей в этом фильме актер видел только Роми...

Съемки проходили в Ницце. С самого начала, сделав ставку на коммерческий успех, Жак Дерей не просчитался. Фильм шел в центральных кинотеат­рах Парижа больше месяца с аншлагами и продол­жил свое триумфальное шествие по европейским столицам. Ко дню премьеры крупнейшие газеты Европы и Америки пестрели сенсационными сним­ками, на которых Роми и Ален были запечатлены в жарких объятиях в аэропорту Ниццы.

После съемок «Бассейна» Шнайдер частенько спрашивали, не мешали ли ей прежние отношения с Делоном играть в этом фильме. Она отвечала: «Нисколько! Я работала с ним, как с любым другим партнером. Нет ничего холоднее мертвой любви...»

Но сердце ее говорило обратное. Вот запись Ро­ми, сделанная в дневнике: «Мое сердце вновь за­пылало жаром первой любви. Я понимала, что де­лаю что-то страшное, но не могла удержаться. Де­лон возродил меня к жизни, от которой я хотела уйти, вернул к любимой работе...»

Снимаясь в трех картинах в год, актриса почти не появлялась дома и стала все больше и больше от­даляться от мужа. Чрезмерно увлекшийся алкого­лем, Гарри то и дело устраивал скандалы. Вскоре они расстались, и Роми вместе с сыном переехала в Париж.

Весной 1973-го актриса получила письмо от сво­его адвоката. Тот сообщал: муж требует официально­го развода. Роми, чтобы оставить у себя сына, выпла­тила бывшему супругу большую часть заработанных денег... В 1979 году его нашли висящим на белом шарфе, а вокруг на полу — разбросанные фотографии Роми Шнайдер. А она однажды призналась, вспоми­ная их семейную жизнь: «Я просто тогда еще не зна­ла, как была счастлива до его смерти».

Продолжения романа с Делоном, к великому огорчению фанатов, не последовало. С осени 1973-го Роми все чаще видели в обществе молодого и кра­сивого итальянца Даниэля Бьязини, секретаря и личного шофера актрисы. Через два года они офи­циально оформили свои отношения. Будучи на во­семь лет моложе Роми, Даниэль, говорят, как две капли воды походил на молодого Делона.

Актриса снова почувствовала себя счастливой. Между тем здоровье Роми, подтачиваемое ночными съемками, неумеренным приемом алкоголя и допин­га, неуклонно ухудшалось. Первого своего ребенка от Даниэля она потеряла после автомобильной аварии. Затем пришлось лечь на тяжелую операцию по удале­нию правой почки. В 1977-м Роми было сделано ке­сарево сечение, чтобы на свет появилась девочка, по­лучившая имя Сара Магдалина. Когда этой девочке исполнилось четыре года, ее родители развелись. Говорили, что практичный и расчетливый Даниэль смотрел на Роми как на источник собственного бла­гополучия, пользовался ее деньгами, изменял ей. Но и ему самому приходилось непросто: Роми, порабо­щенная алкоголем, часто напивалась до бесчувствия, приводила в дом случайных любовников, устраивавала бесконечные истерики...

После развода с Даниэлем дети Роми жили в доме его родителей. Даниэль старался оградить детей от богемного образа жизни их матери и воспитывал их в строгости. Однажды четырнадцатилетний подросток, вернувшись домой после оговоренного срока, попы­тался взобраться по садовой решетке и напоролся на ее острие.

Все шесть часов, пока длилась операция, Роми билась в истерике за дверью операционной. Дэвид скончался вечером того же дня. Ален Делон, пре­рвав съемки, прилетел из Рима и взял на себя все хлопоты по похоронам. В эту страшную минуту он снова был рядом с Роми — надежный, уверенный, здравомыслящий. «Смотри, мы все еще самые луч­шие! Мы с тобой еще лет двадцать можем быть пер­выми номерами», — шутил он перед журналистами на одном из кинофестивалей, где они с Роми были признаны лучшими актерами французского кино.

Между тем в жизни актрисы, ужасно боявшейся одиночества, появился еще один мужчина — ее сек­ретарь Лорен Петен, который тоже был значительно моложе ее. Говорят, он искренне любил ее и старал­ся помочь решительно во всем. Лорен стал заботли­вой сиделкой, когда Шнайдер перенесла тяжелую операцию, и не смыкал глаз у ее постели. Но, увы, Роми уже никому не верила и не питала никаких иллюзий...

Ей оставалось жить всего восемь месяцев. Исху­давшая, почерневшая от горя, она продолжала одур­манивать себя алкоголем и транквилизаторами, что­бы хоть как-то снять постоянное нервное напряже­ние. Засиживалась допоздна, иногда до рассвета, за письмами знакомым и близким. И часами разгова­ривала с сыном, которого постоянно видела рядом .  Вечером 29 мая 1982 года Роми на редкость рано вернулась из ресторана, где ужинала вместе с Лореном. Села в кресло и стала писать письмо до­чери, так и оставшееся незаконченным... К полуд­ню 30 мая все парижские газеты вышли с сообще­нием на первых полосах о самоубийстве Роми Шнайдер. И только к концу дня после проведения медицинской экспертизы стало известно, что смерть была естественной - от разрыва сердца. Тем не ме­нее кончина любимой многими актрисы потрясла Францию, да и весь мир.,..

И в последний раз возле нее оказался Аден Де­лон, оплативший все расходы по церемонии погре­бения. Роми Шнайдер, получавшая миллионные гонорары, умерла практически нищей. Нечисто­плотные адвокаты, родные и «добрые друзья» фак­тически ограбили ее...

Роми похоронили рядом с Дэвидом — об этом позаботился Делон. Через неделю «Пари-матч» опубликовала интервью с ним, в котором он с горе­чью обратился к покойной актрисе: «Мне говорят, что ты мертва. Виноват ли в этом я? Да, это из-за меня твое сердце перестало биться».

В канун шестидесятилетия Роми Шнайдер вокруг ее имени вновь закипели страсти. Дочь звезды, два­дцатилетняя Сара Бьязини, сражалась за доброе имя матери с... собственным отцом. В 1998 году в прода­же появилась книга Даниэля Бьязини «Моя Роми», в которой автор подробно описывает свой десятилетний брак с актрисой. Книга опровергает многие досужие вымыслы о личной жизни звезды, но в целом пред­ставляет Роми в весьма черных тонах. Это и возмути­ло ее дочь, скромную студентку факультета экономи­ки Парижского университета. «Отец очернил мою мать, — говорит Сара, — представил ее алкоголичкой и нимфоманкой, склонной к приступам депрессии. Это совершеннейшая неправда. Роми Шнайдер была человеком светлым и очень любила жизнь»

«Всю жизнь я пыталась собрать под одной кры­шей мужчин, детей, профессию, успех, деньги, сво­боду, уверенность, счастье...» — призналась как-то Роми. Разве не то же самое пытаемся делать все мы? К сожалению, получается это далеко не у всех...

Источник информации: "Грезы любви и экрана" (Издательство "Эксмо", 2007)
03-08-2011 13:15:33 Xandro
Совсем новую книгу о Роми Шнайдер обнаружил — 2011 года издания. Причём в музыкальном магазине на Невском, что около Дома книги. Это журналистка Рената Зайдель скомпоновала что-то вроде хронографа жизни и творчества Роми по девчачьим дневниковым записям, взрослым заметкам на клочках бумаги, по письмам, интервью и пр. (немцы-то ещё в 1988-м, к 50-летию Роми выпустили, а наши, стало быть, совсем недавно перевели). Называется книга "Я, РОМИ ШНАЙДЕР. Дневник". Фотографий много... Читать не то что увлекательно, а как-то ОЧЕНЬ БЛИЗКО к героине оказываешься: она же это не собиралась публиковать, просто доверяла бумаге свои переживания — от чистого сердца.
12-12-2010 14:24:37 Alevtina
Познавательно, интересно, трогательно.
Некоторые факты узнала впервые, спасибо.
Оставить комментарий:
* Имя:
Ваш e-mail
*Комментарий:
*Код на изображении:

   Последние обновления:
фильмы
Дурак
06.06.2017
Кундун
01.06.2017
Чучело
28.05.2017

личности в кино

статьи

Троник:сделайте сайт у нас
История Олимпийских Игр
От античности до современности
Петр и Патрик
Все об Ирландии