Хорошее кино
Хорошее кино
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я | Весь список
Джина Лоллобриджида

 

ЧУДЕСНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ ДЖИНЫ

Свою биографию Джина Лоллобриджида оза­главила так: «Мое чудесное приключение». Многие кинозвезды мира, по мнению российских историков кино, претерпели внезапное превраще­ние Золушки в принцессу. Не талант, не призвание, а случай, счастливое стечение обстоятельств решало их судьбу. У Лоллобриджиды удаче прежде всего сопутствовал талант.

Зрители старшего поколения помнят немудре­ную историю маленькой героини фильма «Хлеб, любовь и фантазия», веселой красавицы Марии. Эту картину актриса всегда называет в числе самых любимых. Возможно, потому, что судьба героини в чем-то сродни ее собственной?

«Убогая хижина в горах, совсем такая же, как у Марии, служила надежным укрытием в годы вой­ны, -— рассказывает о юности будущей звезды экра­на Е. Семенов. — В эти дни Джина научилась пле­сти соломенные сандалии и переделывать в блузки солдатские рубахи ».

В 1945 году семья переехала в Рим, на одну из окраинных улочек, перекрещенных веревками с раз­вешанным на них немудреным бельем, которые нам знакомы по старым итальянским фильмам.

Вся семья располагалась в одной комнате. Пи­тались чем придется в столовой для беженцев... В конце концов трем дочерям плотника Лоллобриджида повезло: они устроились работать статистками в кино. Что интересно, Джины среди них не было — кино в то время ее не интересовало.

«Итальянцы говорили мне, что в тех местах, от­куда родом Джина, из-под городка Субьяко, де­вушки вообще отличаются поразительной красо­той, — писал корреспондент газеты «Известия» в Италии Л. Замойский. — Там будто бы исторически жили греки и гречанки с классическими чертами, а родственницы Джины отличались не меньшей, чем она, красотой. Художники нередко выезжали туда на этюды, находя каждый раз подходящую натуру. Завистницы сплетничали, что Джине «просто по­везло», что она вовремя приглянулась режиссерам».

Она с детства обожала рисовать и заявила о себе как талантливая художница. Повзрослев, Джина зарабатывала, рисуя портреты и карикатуры для журналов. Но такая внешность, как у нее, разуме­ется, не могла остаться незамеченной: буквально на улице ей неоднократно предлагали работу в кино. И лишь возможность хорошего заработка да угово­ры матери заставили ее пойти на пробы. Но девуш­ка мечтала об ином: во сне и наяву ей грезилась оперная сцена. Поэтому все, что можно сэкономить от заработка, она тратила на уроки пения.

Красавицу Джину с юности окружали обожате­ли разных сословий. Еще во время войны ее руки попросил молодой красивый офицер. По традиции он должен был получить согласие ее матери. Но та, мечтавшая, чтобы мужем ее любимой дочурки не­пременно стал врач, отказала ему.

Шло время. Джина училась в театральном учи­лище, некоторое время работала манекенщицей, участвовала в конкурсах красоты, с 1946 года сни­малась в эпизодических ролях у разных режиссеров. Она навсегда запомнила грубый окрик ассистента режиссера во время первой кинопробы: «Убирайся! Чтобы я тебя больше не видел! Придешь, когда при­бавишь в весе килограммов десять»...

Первая удача пришла к ней в 1947 году. И не в кино, а на конкурсе красоты в Риме: второе место и право участвовать в борьбе за титул «Мисс Ита­лия». Тогда-то «кинобоги» и заметили Джину. Од­но за другим посыпались приглашения. В контракте голливудского продюсера было оговорено все - бо­лезни, увечья, война и даже... революция. «А какие роли мне придется исполнять?» — спросила Джи­на. — «Это вас не касается. Это наши заботы». — «И я не могу отказаться от роли, если она мне не понравится?» — «Конечно, нет. Вы — собствен­ность фирмы!»

Джина не подписала заманчивый контракт: «Я достигну своего и без Голливуда. Хочу быть на­стоящей актрисой, а не кинорекламой...» . Ее под­держали друзья, которые понимали: стоит оступиться только раз — потом ничто не удержит. Сколько прошло перед их глазами трагических су­деб, когда талант, красота и молодость продавались дельцами от искусства, а потом после «отработки материала» безжалостно выбрасывались машиной кинопроизводства! Ее чаша сия миновала: она сыг­рала главные роли почти в шестидесяти фильмах, став звездой с мировым именем.

В конкурсе «Мисс Италия-1947» Лоллобриджида оказалась третьей. С этого года она считает себя профессиональной актрисой. Карьера ее начи­налась в весьма пуританские времена. Так, из - за ее участия в фильме «Куклы» против молодой актри­сы возбудили даже судебный процесс, хотя в «из­лишне откровенной» любовной сцене Джина пред­стала... закутанной в простыню, а ее партнер и во­обще не думал снимать одежду.

Пожалуй, только с «Фанфан-Тюльпана» (1951г.) можно начать счет серьезным работам актрисы. «В чем секрет ошеломляющего успеха Джины в ро­ли солдатской дочери Аделины?» — удивлялись в свое время советские киноведы. Как сумела она — отважная и верная любовь Фанфан - Тюльпана — не раствориться в лучах солнечного таланта Жерара Филиппа, не потеряться рядом с ним? Для этого мало только женской красоты и обаяния. Кстати, есть сведения о том, что знаменитый актер влюбил­ся в прекрасную Джину ее только по роли! Да и могло ли быть иначе? Об актрисе с восторгом говорили в Италии, Франции, России. Она по праву стала эталоном женской красоты!

«До «Фанфан-Тюльпана» я могла преспокойно разгуливать по набережной Круазетт, — вздыхала Джина. — Никто меня не знал. Но после... движе­ние останавливалось, мужчины буквально раздева­ли меня глазами, фотографы слетались, как мухи, я не могла больше ступить и шагу...»

Даже в таком сугубо постановочном фильме, как «Собор Парижской Богоматери», она сумела вдохнуть жизненную правду в хрестоматийный об­раз Эсмеральды. В этом фильме актриса предстала перед восхищенным миром во всем блеске своего молодого яркого очарования. Когда смотришь этот фильм, признавались искусствоведы, так и кажется, что Виктор Гюго писал свой роман «Собор Париж­ской Богоматери», выйдя после сеанса одноимен­ной картины с Джиной Лоллобриджидой в главной роли.

Она любила Толстого, Достоевского, мечтала сыграть в чеховских «Трех сестрах». А играла ноч­ных красавиц, недалеких провинциалок... Иногда у нее получалось бунтовать. Тогда происходил гром­кий отказ от роли, сопровождаемый газетной шу­михой на всех континентах. Так произошло с филь­мом «Хлеб любви... и да будет так», третьей серией «Хлеба, любви и фантазии». Джину возмутили предлагавшиеся ей кабальные условия работы, и в конце концов она расторгла контракт: «Я не выно­шу серийных фильмов, картин, основанных на лов­ких приемах».

Много ли на свете существует актрис, которые способны отказаться от съемок, сулящих миллион­ные гонорары? А Джина Лоллобриджида не снима­лась в кино с 1974 по 1981 год! Это был ее своеоб­разный протест против режиссеров, которые при­глашали ее только на роли красоток в очередном пустом боевике. В 1976 году она сама попробовала себя в качестве режиссера и сняла документальный фильм о Кубе.

...Они познакомились случайно, на встрече но­вого, 1946 года, — будущая звезда итальянского кино и врач-эмигрант из Югославии Милко Скофич. В Риме он окончил медицинский институт и стал работать в лагере для беженцев. Мать девушки, мечтавшая о зяте-враче, была покорена им раз и навсегда. В январе 1949 года Джина и Милко поженились. Хотя, судя по всему, стали жить вместе задолго до свадьбы... Именно при помощи Милко, через одного из его друзей, Джина и попала на кон­курс красоты, с которого и началась ее блистатель­ная актерская карьера. И, как говорит Джина, «Милко героически переносил трудную участь му­жа кинозвезды ».

Некоторые биографы актрисы другого мнения: мол, верность, красота и материнство не спасли Джи­ну от деспотизма и эгоизма ее мужа. В 1966 году они все же расстались, хотя за годы брака Джина якобы не подала ни одного повода для ревности. И вообще — прекрасная итальянка выгодно отличалась от многих европейских и американских кино див своей скромно­стью и безупречным поведением, ее никогда не со­провождали громкие скандалы, связанные с личной жизнью...

Все это, мягко говоря, не совсем соответствует действительности. «Все знали, что за последние го­ды Джина пережила целый ряд драм, — рассказы­вал Л. Замойский. — Началось с романа с амери­канским актером. Влюбившись друг в друга на съемках, они уединились в соседнем замке и сорва ли график фильма. Факт нельзя было скрыть, и он послужил поводом для развода с мужем, Милко Скофичем. Процесс, солидные суммы выплат за брачную свободу, взаимные упреки и претензии на­долго впечатлили журналистскую братию и выбили из колеи обычно ровную в обращении с друзьями, привыкшую к безусловному уважению кинопродю­серов и режиссеров актрису...

Ее муж Скофич, богатый югослав, до этого в те­чение десятилетий уберегал ее от скандалов, рома­нов, которыми полна киножизнь. Соблазнительная по своей матушке-природе, Лоллобриджида каза­лась тем не менее вершиной моральной стойкости. Она, видимо, мучилась верностью мужу все эти де­сятилетия, в то время как ее подруги позволяли себе крутить налево и направо. Может быть, поэтому, когда ее крепость рухнула, развод оказался столь громким.

С ней, правда, оставался сын Мирко, но без Скофича материальные и организационные проблемы пали целиком на плечи актрисы, на спосооность ладить с продюсерами, режиссерами, партне­рами по съемке и т.д.».

В 1979-м Милко Скофич погиб в автомобиль­ной катастрофе. Сегодня актриса признается: тако­го, как он, она, увы, больше не встретила.

«Встречаешь человека, а через десять лет пони­маешь, что это ошибка. Но люди богаты оттого, что могут любить несколько раз...»

Или думать, что могут... Джина попала в объя­тия безумно влюбленного в нее миллионера, магна­та киноискусства Ховарда Хьюза. Он забрасывал ее дорогими подарками и чуть ли не с первого же дня знакомства стал требовать немедленного оформле­ния отношений. «Любая женщина готова была вы­рвать подобное признание любви у такого миллио­нера, но не я! Я ушла от него именно из-за его бо­гатства. Зачем нужны капиталы, если нет любви?» Отказавшись от замужества с Хьюзом, она навсегда закрыла себе выгодный контракт на работу в Голливуде.

«Мой собственный опыт говорит, что женщина может пожертвовать собой ради любви, — говорит актриса. -— Мужчина же любит больше самого себя, для него важнее карьера. Чаще всего он восприни­мает женщину как комплимент своему собственно­му самолюбию. Женщина, если она красива да еще — не дай Бог! — добилась успеха в жизни, чаще всего действует мужчине на нервы. Однако если бы он сам был сильным, то не переживал бы по поводу успехов своей любимой. Но где найти такого муж­чину? » Вопрос, конечно, риторический...

Джина живет в Риме в огромном поместье с ле­сами, полями и водоемами. В одной из комнат рос­кошного особняка — мастерская, где звезда «сочи­няет» фасоны своих платьев и украшений. Она вы­пустила фотоальбом о детях всего мира «Магия невинности», над которым трудилась пятнадцать   лет. Книга полна фантазии, иронии, поэзии. Небольшое посвящение к ней было написано матерью Терезой. Скульптура Лоллобриджиды «Артемида», исполненная в лучших античных традициях, стала призом, который в Лионе ежегодно вручается жен­щинам за достижения в разных областях жизни.

«Я помню, — пишет в своей книге «Россия рас­пятая» известный художник Илья Глазунов, — как мы еще студентами Академии художеств после заня­тий по многу раз смотрели фильмы-оперы, где пели Монако, Гобби, Марио Ланца, где в прекрасную Джину были влюблены полные страсти герои класси­ческих опер. «Паяцы», «Собор Парижской Богома­тери», «Фанфан-Тюльпан» пользовались заслужен­ным успехом. И если бы мне тогда, в студенческом общежитии, кто-нибудь сказал, что я буду писать че­рез несколько лет портрет Джины, мы бы посмеялись над этой нелепой шуткой. Но недаром говорил Дос­тоевский, что нет ничего фантастичнее самой реаль­ности...

Всегда интересно видеть актрису в жизни, стараться угадать, где начинается в актере человек и где в человеке — актер. Она проста и радушна. В ее доме — старинные картины, этрусские вазы, многочисленные портреты. Около полусотни художников мира были счастливы оставить изображение актрисы, знамени­той своей красотой. Несколько интересных рисунков самой Джины. Она говорит красиво, с подчеркнуто точной дикцией, так, что даже человек, не особенно уверенно знающий итальянский, вроде меня, все по­нимает».

Ее красота с годами не меркла и открывала пе­ред ней любые двери... Ее принимали королева Англии, президент Соединенных Штатов. Джина очаровала всех — даже оперную примадонну Ма­рию Каллас, исполнив фрагмент из «Тоски» Пуччини.

В Советский Союз Лоллобриджида приезжала регулярно, а затем частенько бывала в России. Ее всегда поражало постоянство симпатий российской публики к ней самой и ее творчеству. Пожалуй, именно здесь она обрела самых преданных поклон­ников.

«Я знаю, что особенно меня любят в России, я на всю жизнь запомнила, как меня поцеловал Гага­рин и как во время одного из московских кинофес­тивалей толпу моих поклонников смывали водой из брандспойта — зрители не давали мне пройти в гос­тиницу «Россия», — вспоминает Джина. Впрочем, подобные инциденты случались по всему миру. Так, однажды во время поездки в Южную Африку она обнаружила одного своего обожателя... у себя в но­мере под кроватью!

...Когда родилась идея, оттолкнувшись от из­вестной песни Валерия Леонтьева «Казанова», соз­дать целое эстрадное шоу и обратиться в нем к идеа­лу женской красоты XX века, прежде всего подума­ли о Джине Лоллобриджиде, Всплыл коварный вопрос: а как она выглядит сегодня? Попросили выслать фото — и ахнули. Конечно, она была уже не такой, как лет сорок назад, когда снималась в «Фанфан- Тюльпане». Но все-таки необыкновенно хороша!

Репетируя в Санкт-Петербурге с одиннадцати утра до шести вечера и вконец замучив Леонтьева, Джина сорок пять раз перечитала сценарий, пока не выучила его наизусть. После спектакля Валерию с охранниками пришлось вызволять ее из толпы по­клонников, которые устроили битву за автограф. За что и поплатились: увидев очередное фото, актриса оживлялась: «А у меня такого нет!» — и проворно забирала его себе...

Будучи в Санкт-Петербурге, знаменитая ак­триса, вооружившись фотоаппаратом, поспешила к итальянским полотнам Петергофа и Эрмитажа. Съемка, конечно, там запрещена, но строгие ба­бушки-служительницы старательно делали вид, что не замечают звездную нарушительницу.

Какого мнения актриса о современном кинема­тографе? «В кино сейчас по-прежнему есть заме­чательные артисты, но мало хороших фильмов, — считает она. - Фильмов, которые снимаются для публики... Сегодня, когда я, мягко говоря, давно уже совершеннолетняя, могла бы играть роли ха­рактерные, яркие, острые. К сожалению, не могу сказать, что завалена предложениями. Надеюсь все же, что они поступят раньше, чем мне исполнится девяносто лет..

Порой она грустно вздыхает: «В кино для меня больше нет места. Оно стало другим. Раньше было кино чувств. А сегодня это  удел молодых, для кото­рых техника и спецэффекты важнее сюжета...»

Что и говорить: пресса все реже и реже упоминает о Джине. Несколько лет назад ее имя, правда, вновь прозвучало по всем мировым СМИ: после того, когда она спасла собственного водителя, вы­тащив его из загоревшегося «Мерседеса»...

А пока звезда продолжает увлеченно заниматься фотографией и скульптурой, устраивает выставки, путешествует по миру. На родине она живет в Риме, в уединении, кроме сына и внука, практически ни с кем не общается. Ее вилла утопает в зелени. Бес­численные комнаты содержатся в образцовом по­рядке. В саду обитает почти шестьсот птиц — лебе­ди, павлины, попугаи, утки ...

В октябре 2006 года мир облетела потрясающая ость: 79-летняя киноактриса, которую когда-то называли самой красивой женщиной мира, выходит замуж. Жених, который родом из Испании, младше ее на тридцать четыре года. С Джиной они познакомились двадцать два года назад в Монте-Карло и с тех пор регулярно встречались. По признанию Джи­ны, у нее «всегда была слабость к молодым мужчи­нам, поскольку они великодушны и у них нет ком­плексов». Правда, свадьба так и не состоялась: по­молвка была расторгнута по обоюдному согласию жениха и невесты. Закрадывается невольное подозре­ние: а не был ли этот сюжет заранее спланированным для привлечения внимания к пожилой актрисе, о ко­торой сегодня не столь уж часто вспоминают?

Как бы то ни было, в России Джину еще помнят. Ретроспектива фильмов с ее участием открылась в московском Доме кино фильмом «Собор Париж­ской Богоматери» и небольшим концертом, в кото­ром экс-Эсмеральде объяснялись в любви словами из уже набившей оскомину арии («Я душу дьяволу продам за ночь с тобой») солисты российской по­становки одноименного мюзикла.

Впрочем, после «Собора...» с Джиной в глав­ной роли никакие слова, по сути, уже не нужны...


Источник информации: "Грезы любви и экрана" (Издательство "Эксмо", 2007)
Оставить комментарий:
* Имя:
Ваш e-mail
*Комментарий:
*Код на изображении:

   Последние обновления:
фильмы
Дурак
06.06.2017
Кундун
01.06.2017
Чучело
28.05.2017

личности в кино

статьи

Троник:сделайте сайт у нас
История Олимпийских Игр
От античности до современности
Петр и Патрик
Все об Ирландии